Арзамасский Николаевский женский монастырь

↑ Grab this Headline Animator

«МЛАДШАЯ СЕСТРА» НИКОЛЬСКОЙ ОБИТЕЛИ


Арзамас – милый сердцу провинциальный городок. В сиянии куполов, среди бескрайних лесов и голубых озер раскинулся он на высоком холме в самом сердце нижегородского края. Пропитанный ароматом и вкусом патриархальной Руси, с устремленными в небо величественными храмами, тихими купеческими улочками, где во всем свой особый облик – прошлое, настоящее и, несомненно, будущее. Есть в нем и особое, святое место – Алексеевский девичий монастырь – «Царское богомолье».

литография Алекс. м-ря

            Во второй половине 19 века монастырь получил звание первоклассного. Это была одна из самых значимых женских обителей России того времени, где несли духовные подвиги более 800 сестер. В богоборческие времена Алексеевский монастырь уничтожен. Могилы игумений и монахинь, духовенства, в том числе и предков патриарха Сергия /Страгородского/, ктиторов, благочестивых горожан стерты с лица земли и долгое время находятся под плацем воинской части. От боли и скорби сжимается сердце. Что ж мы, те самые Иваны, не помнящие родства? Вспомним о том, что духовный устроитель и окормитель монастыря – преподобный Феодор игумен санаксарский, и это наш святой, Богом хранимой земли арзамасской. Несомненно, его святыми молитвами пред престолом Божиим возродится поруганная святыня.

            Основателем города Арзамаса принято считать царя Иоанна Грозного, который в 1552 году, в ходе третьего похода на Казань расположился с войском в живописной излучине реки Теши, указав возвести город – крепость как южную оконечность Русского государства.

            Название град получил от первых крестившихся мордовских князей Арзы и  Массая. Месторасположение царского стана именуется до сего дня как Ивановка. Повелением царя заложен первый храм – Иоанно – Богословский.   В городе на возвышенности, знаменующей гору Фавор, начато строительство Спасо – Преображенского монастыря, под стенами которого в Святом озере игумен Сергий крестил мордву.

            1580 год в истории России ознаменован кровавой расправой над жителями Великого Новгорода. И те, кому царская милость даровала жизнь, были отправлены в изгнание на окраины государства. Для многих из них новым пристанищем оказался юный Арзамас. Таланты северян нашли здесь свое применение. Новгородцы принесли с собой дух благочестия, считавшийся во все времена достоянием Великого Новгорода, исконно русские обычаи и ремесла, деревянное северное зодчество. Начато стремительное возведение храмов в лучших новгородских традициях. Наши славные предки увековечили память о своей родине в названиях церквей: «Зосимовская», «Софийская», «Знамение». Город преображался и возрастал. Между тем в России наступил период Смутного времени – 1612 год. Страна фактически осталась без управления – не было ни царя, ни патриарха. Разграбленная Москва находилась в руках польской шляхты. В это знаменательное время прозвучал призыв Минина о спасении Отечества. Первыми откликнулись дети барские из Арзамаса, вместе с ними смоляне, вязмичи, дорогобужане поселившиеся в городе.

            В 1634 году указом государя Михаила Феодоровича Романова отправленном воеводе Арзамаса князю Шаховскому, повелевается построить на посаде царское богомолье – Новодевичь монастырь Алексия Человека Божия, в ознаменование рождения наследника престола, Алексия Михайловича /Тишайшего/.  Возведены две бревенчатые церкви, колокольня, 30 келлий. В дар присланы иконы Михаила Малеина и Алексия Человека Божия – ангелов своего и сына, которые свято хранились и почитались как чудотворные. Первыми игумениями монастыря за вековой период были Анисия, Матрона, Капитолина и Дорофея. С возведением на престол Елизаветы Петровны обитель упраздняется, а монахини переводятся в Никольский женский монастырь.

            Но место монастырское всегда хранимо Богом – в земле арзамасской возсиял новый светильник – преподобный Феодор игумен санаксарский, открылась новая страница в жизни Алексеевской обители.

            Преподобный Феодор, в миру Иоанн, родился в 1718 году около Ярославля в дворянском семействе Ушаковых. Двадцати лет от роду он состоял на службе у Государыни Елизаветы Петровны в Преображенском полку, перед ним открывалась блистательная карьера военного. Молодость, красота, безудержные светские увеселения тяготили душу молодого гвардейца. Однажды во время вечеринки он был свидетелем внезапной смерти своего товарища. Сомнений в избрании дальнейшего жизненного пути уже не было. Оставив службу молодой человек удаляется в северодвинские леса, где в заброшенной келлии проводит три года в крайних лишениях. Но враг рода человеческого и тут не дает ему покоя. Сыскная команда разыскивает беглеца – гвардейца и отправляет в Петербург. Перед императрицей предстал уже не блистательный щеголь и франт, а суровый аскет, одетый в рубище. Ожидаемого наказания за самовольство не последовало. Благодаря особому покровительству Государыни, при ее волеизъявлении постригается в Александро – Невской Лавре с именем Феодор.

            Вскоре суровая, аскетическая жизнь о. Феодора стала известна во всем Петербурге. К нему потянулись за духовной помощью жители северной столицы. Благодатные дарования преподобного не остались без внимания и для братии лавры – появились завистники  и клеветники. В 1775 году старец со своими учениками и ученицами уходит в самую глубь России, в Саров, а затем в запустелый Санаксарский монастырь. Женскую половину, состоящую из фрейлин императрицы, он оставляет в Арзамасе, в Никольском монастыре, а спустя некоторое время, благоизволением Ее Высочества Елизаветы Петровны, переводит своих «голубиц» в бывший Алексеевский, где образуется община по строгому уставу старца. С бывшими гвардейцами Преображенского полка продолжает путь в Саровскую пустынь.

Алексеевский монастырь

            В течении двух лет пребывания в Сарове, вокруг него собирается паства. Имея к тому времени немалый духовный опыт, не желая возбуждать в братии ревность и зависть, преподобный уходит в заштатный Санаксарский монастырь на реке Мокше, близ города Темникова. И здесь его сопровождают верные ученики. В Санаксаре о. Феодор полностью переустраивает храм, возводит необходимые монастырские постройки, напоминающие архитектуру Невской Лавры. К тому же они носят отпечаток характера своего строителя, поражая строгостью, порядком и отсутствием украшений. Устав преподобный определил строже саровского: богослужение не менее 9 часов, белый хлеб не вкушали даже в Пасху, на Литургию ходили в лаптях, а кафтан имелся один на всю братию. Здесь, как и в древних монастырях, брат открывал свои помыслы и сомнения своему настоятелю. Двери его келлии были открыты и днем и ночью для приема своих духовных детей, отпуская всегда с надеждой и утешением. Не забывал старец и о сестрах алексеевских, для которых был отцом родным. Настоятельница Мария Петровна Протасьева /в схиме Марфа/ так вспоминала о нем: «Нрав у него был ангельский, а не человеческий, как мати чадолюбивая согревал он птенцов своих. Нет на земле такого в человецех, какое наше сокровище было». Все сестры с нетерпением ожидали о. Федора по прибытии которого собирались в большой общей келлии слушать отеческие наставления. Устав общине был определен следующий: иметь все общее, слушаться мать – настоятельницу и с чистым сердцем открывать ей свои сомнения. Игумении, как указано в уставе, любить всех одинаково ни кого не выделяя, а духовные недостатки сестер исправлять с долготерпением и кротостью.

            В обители занимались рукоделием: вышивка золотом, жемчугами, шитьем церковных облачений, золоточеканным мастерством. Сестры трудились целыми днями, лишь вечером скромная трапеза и обширное молитвенное правило, прерываемое кратковременным отдыхом. За монастырскую ограду выходили сестры преклонных лет, да и то лишь за покупками. На Богослужение собирались все к воскресной Литургии и в большие праздники. В храме от взоров мирян сестер ограждала специально устроенная завеса, а в келлиях на 30 человек по уставу старца жизнь протекала в молчании.

            Заботясь о духовном пр. Феодор всегда имел попечение и о вещественных нуждах. Когда санаксарские монахи возвращались с рыбной ловли, то половину улова он отправлял в Арзамас, приговаривая: «Бедным моим, нищим», разумея сестер Алексеевской общины. Некоторые из братии смущались, что такой строгий подвижник принимает близкое участие в жизни женской общины, одновременно управляя двумя монастырями. Случай по тем временам беспрецедентный. Сомневающиеся не решились напрямую жаловаться архиерею, а пошли в Киев к старцу Досифею. Объяснив ситуацию подвижнику, получили ответ: «Умная голова не только два стада, но и десять может пасти».

            В 1774 году за обличение темниковского воеводы Неелова в притеснении жителей города и крестьян, старец испил чашу страданий и скорбей. В течение девяти лет претерпевал несправедливое изгнание и заключение в Соловецком монастыре, с лишением сана. Исповедник веры Христовой изнемогал от жестоких северных холодов и угара от печей в сырых каменных келлиях. Случалось, что его едва живого выносили на мороз и растирали снегом. Из Санаксарского монастыря каждый год приезжали два монаха и чем могли, помогали своему наставнику. Сестрам отправлял письма, исполненные отеческой мудростью и любовью. «Претерпевший до конца спасется» и Милостивый Господь не оставил своего любимца. Митрополит Петербургский Гавриил по просьбе одного из учеников страдальца убедил в невиновности императрицу Екатерину и по Ее Святейшему указу старец обретает свободу и прежний сан.

            На пути к ожидавшей его братии, останавливается в Арзамасе, где радость сестер разделяют и жители города. Для встречи подвижника съезжаются настоятели окрестных монастырей, дворяне арзамасского уезда, купцы, именитые люди и простолюдины – весь город вышел встречать дорогого отца и получить его святое благословение. По возвращении из соловецкой ссылки настоятельство в общине о. Феодор поручил Марии Петровне Протасьевой. От юности она решается посвятить себя Богу. Услышав о великом подвижнике, томящемся на Соловках, отправляется к нему с просьбой о духовном руководстве. Он отправляет Марию в Алексеевскую общину – место для спасения души. Спустя годы Господь возлагает на нее крест настоятельства. Преподобный Феодор, утешая ее говорил: «Я тебе помогу, я тебя защищу, не ты, но я буду править». Усугубляя подвиги, приняла схиму с именем Марфа. Число сестер увеличивалось. Все принимала с кротостью и любовью, часто повторяя слова Христовы: « Грядущего ко мне не иждену вон». Для обители это время было сложным. Мария Петровна находит благотворителей среди московских купцов и дворян. Ее трудами построена Успенская теплая церковь и три каменных корпуса. У резчика по дереву, священника Спасского храма Василия Ильина приобретена для псалтирной келлии необычная деревянная скульптурная группа: двенадцать фигур в рост человека знаменуют положение во гроб Иисуса Христа. При ней же в обители обретена чудотворная мироточивая икона «Утоли моя печали», от которой происходили чудесные исцеления.

            Мария Петровна Протасьева управляла общиной 28 лет. По смерти пр. Феодора тяжкий крест настоятельства несла с кротостью и терпением. На 56 году почила в Бозе. На отпевании, при огромном стечении народа спасский архимандрит Александр вынужден был сказать: «Господа ради перестаньте, от слез и рыдания я сам изнемогаю» Над могилой подвижницы был устроен престол преподобных Антония и Феодосия Печерских и обустроена пещера, где преемницы схм. Марфы просили ее помощи и святых молитв.

            1775 – 1850 годы – расцвет, золотой век Арзамаса. Расположение города на пересечении важных дорог являлось прекрасной возможностью для широкой торговли. Отдельные улочки, улицы, спуски, набережные отводились под торговлю определенным товаром. Процветало церковное строительство: храмы строились, перестраивались, благоукрашались. Арзамассцы щедро жертвовали на благоустройство церквей. Город славился искусными резчиками иконостасов, школой живописи академика А. В. Ступина, где искусство иконописи взошло на новый уровень академического мастерства. Школа просуществовала вместе с ее создателем 60 лет. Писались иконы, картины на евангельские сюжеты, которые до сего времени украшают кафедральный собор города, построенный по проекту уроженца Арзамаса архитектора Коринфского. Художники Марков, Перов, Алексеев, Кошелев – выдающиеся выпускники школы.  Славился город мастерицами златошвейками, искусными вышивальщицами жемчугом, золотыми и серебряными нитями по бархату.

            В период с 1775 по 1850 годы возведены храмы: во имя Тихвинской иконы Божией Матери, Андрея Первозванного, Казанская, Живоносный источник, Владимирская, Знамение, Рождества Христова, Воскресенский Кафедральный собор, а также ныне разрушенные: Вознесенская, Покрова, Сергия Радонежского, Всех Святых, Софийская, Спаса – на – Проломе /бывшая Сальниковская улица, ныне памятник К. Марсу/, Георгия Победоносца, Богоявления /Владимирский приход/, Александра Невского, вмч. Варвары, Покрова /Высокогорский монастырь/. Для арзамасских церквей это время воистину было золотым. О медных крестах и оловянных сосудах остались лишь воспоминания, на храмы жертвовались целые состояния, иконы украшались золотом, жемчугом, драгоценными камнями. Духовной преемницей схм. Марфы в Алексеевской обители становится Ольга Васильевна Стригалева /в схиме Олимпиада/. За время ее настоятельства /1813-1828гг./ Алексеевская община стала известна по всей России. Здесь несли равные послушания княжны, дочери генералов, и богатых купцов, неграмотные крестьянки и бедные сироты. Внутреннему процветанию общины соответствовало ее внешнее благоустройство. На средства Ольги Васильевны возведены больничный корпус с храмом вмч. Варвары, каменная ограда и ветряная мельница, а скромная соборная церковь по ее собственному проекту перестроена в великолепный храм.

            Она мудро управляла обителью, была всеми любима, – не только сестрами, но и мирянами. Если и случалось кому – то из насельниц сделать выговор или наказать за непослушание, то после этого матушка долго переживала, не могла успокоиться и прочитать молитву «Отче наш», пока виновная сестра не получала прощения.

            С особым почитанием Ольга Васильевна относилась к Киево – Печерским святым. Ее усердием изготовлен богатый серебряный ковчег с 29 мощами угодников Печерских. От юности желая побывать на святой киевской земле, останавливалась мыслями на молитве пр. Феодосия, в которой он испрашивал у Бога наследование Царствия Небесного тем, кто упокоится в Лавре. Находясь в болезни, в тонком сне не раз встречали ее пр. Антоний и Феодосий, приглашая к себе. В 1828 году наконец решилась она на далекое путешествие, несмотря на тяжкую болезнь. Сестры вынесли на руках матушку к экипажу. Все плакали, понимая, что уже больше никогда не увидят ее. По прибытии в Киев 19 августа /н. ст./ Ольга Васильевна Стригалева /в схиме Олимпиада/ мирно отошла ко Господу от дел праведных на Святой земле киевской. Желание ее сердца было исполнено, и душа праведницы упокоилась в сонме святых. Митрополит Киевский Евгений /Болоховитинов/ благословляет похоронить настоятельницу Арзамасской Алексеевской общины на Дальних пещерах, близ церкви Рождества Богородицы. Погребение совершалось лаврским духовенством, над ее телом священством читалось Евангелие.

            Память о матушке – настоятельнице  с благоговением хранилась в общине. Воистину, «праведник во веки живет». И это несомненно так, ибо многие из духовных чад схм. Олимпиады прославились в сонме святых, так например наместник Троице – Сергиевой Лавры архимандрит Антоний /Медведев/ 46 лет управлял лаврой /прославлен в сонме Радонежских святых/ и являлся духовником митрополита Филарета /Дроздова/. «В своей жизни, – писал он, – я многим обязан матушке и Алексеевская обитель духовная колыбель моя».

            В июле 2008 года Синод Украинской Православной Церкви, рассмотрев житие, труды и подвиги схимонахини Олимпиады /Стригалевой/, принял решение о причислении к лику святых. Память преподобной Олимпиаде Киевской и Арзамасской праздновать в день ее блаженной кончины 6/19 августа.

 
пр. Олимпиада

пр. Олимпиада

 

Ниже отметим, что в Алексеевской общине настоятельское послушание несли:

            Марфа Павловна Пирожникова – дворянка, дочь гвардейца из Петербурга, духовное чадо старца Феодора.  Воспитывалась от младенчества под покровительством схм. Олимпиады и схм. Марфы, прожив в обители 77 лет

            Прасковья Александровна Щетинина – схм. Сергия, купеческая дочь из Казани.

            Варвара Степановна Вальронд – схм. Варвара, дочь генерал – майора. Ее духовные наставницы: схм. Олимпиада /крестная мать/ и знаменитая Христа ради юродивая Елена Афанасьевна /из рода Дартьевых/. При настоятельстве схм. Варвары устроена иконописная мастерская, а благодаря попечению арх. Атония /Медведева/ сестры обучались в Лавре иконописи и золоточеканному мастерству. Ее трудами возведен Вознесенский храм.

            Евгения Ивановна Страгородская – родная тетка патриарха Сергия. Детство будущего первосвятителя, рано лишившегося матери, прошло в стенах древнего монастыря. Вместе с сестрой Александрой /репрессированной в 37 году/находились под опекой всех сестер обители.

Игуменья Евгения Страгородская

Игуменья Евгения Страгородская

 

            Здесь, позволим себе заявить о том, что именно в Арзамасе пр. Феодором игуменом санаксарским насадилось благодатное женское старчество в лице преподобных жен, исповедниц и мучениц за веру Христову.

            Во время настоятельства игумении Евгении /Страгородской/ для храма Христа Спасителя в Москве изготовлены плащаницы и хоругви шитые золотом и жемчугами. За искусное мастерство настоятельница была награждена золотой медалью на Андреевской ленте. В 1889 году произошло исторически важное событие: Алексеевская община преобразована в женский монастырь первого класса, а сестры получили возможность носить монашеские одежды. К концу19 века численность сестер достигла 580. По  благолепию храмов, количеству корпусов и хозяйственных построек, земель во владении, это был крупнейший монастырь в России.

            Много произошло событий в стенах обители за трехвековую историю. Вот одно из них: «У именитого купца Подсосова состоял на службе приказчик Павел, который влюбился в хозяйскую красавицу дочь. Подсосов, имевший совершенно иные взгляды на замужество дочери, страшно разгневался, прогнав бедного приказчика со двора. Чистота любви молодых людей была настолько сильна, что они решаются уйти в монастырь. Павел в Сарове принимает постриг с именем Пахомий, Александра /в инокинях Анастасия спасается под кровом Алексеевского монастыря. Большое приданное собранное отцом, украсило образ Казанской иконы Божией Матери Вознесенского храма обители. Риза устлана крупным жемчугом количеством 1310 зерен, средним – 2615, мелким – 215, драгоценных камней – 470 из которых 63 бриллианта.

Вознесенский храм    

            Вспоминая славную историю Арзамасского Алексеевского монастыря, мы искренне надеемся и верим, что обитель вновь займет свое место в облике современного Арзамаса, а над «Царским богомольем» вновь зазвонят колокола и пасхальная радость засияет в наших сердцах.

13