31 марта 2018. Сквозь мглу


LSAL5702-2

Мы приехали в арзамасскую воспитательную колонию на Святках вместе с владыкой. Митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий поздравил ребят с Рождеством и привез подарки. А те в ответ исполнили хором замечательные колядки. Коротко стриженые, одинаково одетые, они с таким воодушевлением пели: «Торжествуйте, веселитесь…», что люди невольно заулыбались. Ведь тюрьма здесь, колония… А такая радость разлилась. Этот небольшой концерт — заслуга насельниц и прихожан арзамасского Свято-Николаевского монастыря. Больше десяти лет назад они начали опекать воспитанников колонии.

Когда солнце играет

Арзамасская ВК расположена на месте древнего монастыря — Высокогорской пустыни, после революции ее закрыли. В Покровском храме, где состоялась встреча с владыкой, еще недавно стояли станки, воспитанники точили детали. Теперь в возрожденной церкви служится Божественная литургия, ребята причащаются. Многие из них и о Боге‑то, о вере, о рае и аде узнали только в колонии. Крестятся тут часто. В храме Покрова служит протоиерей Александр Антипов. Каждую субботу — литургия, а на следующий день — воскресная школа. Монахини рассказывают о православии, таинствах, праздниках и многом другом. Возглавляет эту работу инокиня Надежда (Чуваева).

LSAL5655

LSAL5657

LSAL5661

LSAL5663

— А началось все со священника отца Сергия, он первый начал окормлять, — рассказывает матушка. — Своих деток у него не было, и эти ребята были как родные. Потом ему стали помогать наши прихожанки Пелагея Алексеева и Людмила Парабелкина. Их на территорию, конечно, не пускали. Они просто милостыньку приносили. Когда сладости, когда гренок нажарят, и передавали ребятам. А я проводила беседы в монастыре у нашей чудотворной иконы Божией Матери «Избавление от бед страждущих». Пелагея с Людмилой мне говорят: «Мать Надежда, тебе обязательно нужно с нами в колонию съездить». Это было неожиданно, я плохо себя чувствовала, начала отказываться, но матушка Георгия (тогда была еще жива прежняя настоятельница) благословила, и мы поехали. А это ж нужно на автобусе до конечной остановки, а потом пешком в лес, на самую гору. В общем, они меня под руки тащили до колонии. В следующее воскресенье просят опять… А я немощная лежу, болею. Отказываюсь. Они: «Мать Надежда, мы поможем». Поднимают меня, одевают в буквальном смысле, и я еду опять. В третий раз, чувствую, силы у меня уже появились. А когда впервые вошла на территорию и увидела этих ребят в фуфаечках, я рыдала. Слезы сами лились. А сейчас нет — сейчас другое.

Сначала мать Надежда и другие монахини ходили по отрядам. Одну неделю — в один, во вторую — в другой. Те ребята, которые тянулись к Богу, ждали и радовались, другие же, которых монахини называют трудными, вели себя не лучшим образом. «Беззаконие творили», — говорит матушка. Выражались нецензурно, не стесняясь пожилых женщин, и так далее. А те со смирением все переносили, потом начали их обличать в непристойном поведении, и все стало налаживаться.

— Милостью Божией, молитвами Царицы Небесной находились такие слова, — вспоминает мать Надежда, — что спесь с них сходила прямо на глазах. Головы, руки опускались, и мы сами удивлялись силе Божиего слова, которое Он нам давал. Говорили обязательно, кто мы, откуда, что Господь милостивый, Он простит, нужно только исповедоваться и причащаться. Стали слушать раз от раза внимательнее. Беседы проводили по пять часов и более. Возвращались все изнуренные. Но Господь давал такие радости… Вот едем в колонию. Погода пасмурная, мгла… А подходим к дверям — вдруг солнце! И играет, как на Пасху.

Отогреть сердце

Через некоторое время сестры стали просить помещение, где они могли бы беседовать с верующими ребятами, читать молитвы. Дали комнату, где раньше была библиотека. Пригодились стеллажи — на них иконы поставили. Ездить в колонию стали не только по воскресеньям, но и еще два-три раза в неделю.

— И всегда мы со сладостями, — рассказывает мать Надежда. — Это ж дети! Мальчишки от 14 до 18 лет. И редко кто сейчас уходит отсюда без причастия. Сначала было сложно им объяснить, что это необходимо. И не все сразу осознанно приступают к Святым Таинам. Но потом благодать их касается. Мы им и книги духовные носим. Когда в колонию прибывают новенькие, они находятся 10 дней отдельно, на карантине. Мы теперь и туда ходим, и стараемся за эти 10 дней не просто отогреть их сердечки, но и исповедовать ребят, и причастить.

Однажды мать Надежда предложила воспитанникам петь. Славословия Господу, преподобному Серафиму Саровскому, акафист святыне Николаевского монастыря — иконе Богородицы «Избавление от бед страждущих».

— Вначале многие отказывались, — вспоминает мать Надежда. — Но потом видят нашу любовь, доброе расположение… Им просто неудобно нам отказать. Ну, просто бабки старые просят, и они соглашаются.

А теперь воспитанники поют с удовольствием. Несколько месяцев назад у матушки на этой стезе появилась помощница. Надежда Федяинова, мирянка, профессиональный музыкант и педагог. Когда она стала заниматься с ребятами, расширился репертуар, и воспитанники стали пробовать петь на литургии.

LSAL5676

LSAL5685

LSAL5693

— Мы не смотрим на вокальные данные, — говорит Надежда, — поют все желающие. И ребята действительно хотят этим заниматься, они просто горят. Для меня было неожиданным, что многие только здесь узнают о Боге и становятся действительно верующими людьми. Пусть и в таких скорбных обстоятельствах.

— Знаете, почему у нас прядок в зоне? — говорит один из сотрудников ИК. — Потому что здесь служится Божественная литургия. Я сам человек верующий, более того, один из моих предков здесь, в Высокогорской пустыни, был монахом.

— Вы обязательно напишите, что все хорошее, что нам удается сделать для ребят, это благодаря Матери Божией, — напутствует мать Надежда. — Она управляет. Не зря мы так часто с ребятами поем: «Радуйся, от горя, гибели и бед страждущих нас избавление…»

Письма со всей России

Воспитанники арзамасской колонии, уже отбывшие срок, часто пишут сестрам Свято-Николаевского монастыря. Рассказывают о жизни, просят совета и молитв. Но не только от них приходят послания. Так сложилось, что сюда обращаются заключенные многих исправительных учреждений страны.

— Когда явила себя наша чудотворная икона, — рассказывает инокиня Надежда (Чуваева), — и это стало широко известно, к ней стало приезжать очень много людей. Одновременно начали писать заключенные из разных мест, просить о помощи. А я несла послушание у иконы и стала эти письма раздавать паломникам, чтобы творили милостыню. Там кто-то духовной помощи просит, кто-то, допустим, одежду на освобождение, ну, и другое — разное просили. Люди стали посылать им милостыньку, и эта весть быстро распространилась по всей России. И такая завязалась переписка! Я даже подключала студентов нашего пединститута, теперь — филиал нижегородского университета имени Н. И. Лобачевского.

Конечно, это была большая и многотрудная работа. Но сейчас ситуация изменилась. Так уж сложилось, что письма паломникам мы больше не раздаем. Но переписка сохранилась, пишут по-прежнему много, и мы на каждое письмо отвечаем, для этого и мирских привлекаем. Оказываем духовную помощь: даем советы, объясняем, почему они там оказались, как надо жить по Божиим заповедям, посылаем им православную литературу. Уверена, что наша работа зря не проходит. Меня всегда поддерживают святые слова о том, что нужно сеять зерно — слово Божие, — оно когда-нибудь прорастет.

Тем более что Матерь Божия Своей иконой «Избавление от бед страждущих» с нами пребывает. Ведь столько исцелений от нее происходит! Приходят люди к иконе, маслицем помажешь больные места крестообразно — и все проходит. Конечно, молитву дашь почитать, акафист, иконки маленькие.

Еще мы с ребятами усердно молимся святителю Николаю Чудотворцу. Есть такое народное песнопение — «Прошу тебя, угодник Божий, святитель отче Николай…», мы его очень любим. И по молитвам, по вере любому человеку подается помощь.

Три Надежды

Многое изменилось в воспитательной колонии после того, как здесь появились сестры Свято-Николаевской обители. Хотя, если брать видимую сторону, перемены можно пересчитать по пальцам. Храм возродили, молельную комнату обустроили, поют ребята… А то, что происходит в душах, рассмотреть невозможно. У каждого своя дорога к Богу. Здесь, в тюрьме, у оступившихся подростков на ней встретились хорошие проводники. Одна из них — инокиня Надежда, другая — ее помощница, третья — надежда на милосердие Божие. А сестры надеются, что свет Христов, который обрели здесь ребята, в их сердцах не погаснет — поможет пройти через все испытания, пережить житейские штормы, не даст разбиться о скалы и пойти на дно.

Надежда Муравьева Фото Сергея Лотырева

Текст и фотографии взяты с сайта Ведомостей Нижегородской Митрополии № 5(137) март 2018

LSAL5677

LSAL5679

LSAL5687

LSAL5692

LSAL5700

LSAL5702