СЛОВО О ПРИЗВАНИИ


По мере нашей веры, по мере открытости наших сердец, Гос­подь разно нас призывает. В глубине ночи, из сна был вызван Авраам; его Господь вызвал по имени, и Авраам отозвался, и Господь ему велел: “Выйди из земли своей, оставь свое сродст­во, отвернись от своих богов, пойди туда, куда Я тебя поведу…” — и Авраам встал и пошел, и он остался в истории и в опыте всего человечества как подлинный образ безусловной, совершен­ной веры.

Не так были призваны апостолы. Мы сегодня читали о том, как проходя мимо них у моря Тивериадского, Господь их позвал, и они встали и пошли, — но это не была их первая встреча. До этого, на берегу Иордана-реки они встретили Христа. Помни­те, как они услышали свидетельство святого Крестителя Иоанна: “Это — Агнец Божий, Который подъемлет на Себя крест мира, грех мира, тяжесть мира…” И два его собственных ученика, тот, ко­торый впоследствии стал Иоанном Богословом, и Андрей Первозван­ный оставили своего учителя, по его собственному свидетельству, и пошли с Иисусом, пробыли целый день с Ним, и потом привели к Нему каждый своего брата. Андрей привел Петра, Иоанн привел Иакова и своих друзей Филиппа и Нафанаила; и вот при этой встрече они что-то прозрели, что-то такое большое, что было выражено Нефанализом в его исповедании: “Ты еси Сын Божий…” Но потом Христос их за Собой не увлекает. Он их отсылает обратно домой, и Сам уходит в пустыню на сорокадневный пост и искуше­ние, и только после каких-нибудь двух месяцев Он снова их встречает. За это время первый восторг, который их охватил, успел остыть. Первые потрясающие впечатления улеглись, они успели подумать, пережить, прийти в себя, вернуться к самому обыденному, что у них было на земле: ремесло, дом, семья, обычное окружение — и когда они занялись только самым обычным, когда воспоминание об Иисусе, встреченном в Иудее, осталось у них в сердцах, а жизнь продолжала идти своим чередом, Спаси­тель снова прошел мимо них, и теперь уже не предлагая ничего, Он повелел: “Идите за Мной!” — и они оставили всё и пошли.

Бывает и в нашей жизни, что в какой-то момент мы услышим ясный голос Божий, который нас зовет по имени, и тогда мы мо­жем встать и пойти; бывает так, что мы встретим в жизни, кос­немся края встречи со Христом, глубоко потрясены бываем тем, что пережили, готовы были в тот момент на любой подвиг, но Спаситель знает, что ни на какой подвиг от восторга нашего мы не способны. Пройдет порыв, восторг, вернемся мы на старое и остынем. И нас Господь Сам отсылает обратно в жизнь, обратно в семью, обратно к обычным нашим занятиям, обратно ко всему, что раньше существовало без Него в нашем сознании. Но посыла­ет Он нас обратно со знанием, что мы встретили живого Бога. Это бывает после молитвы, после причащения, или в какой-нибудь непостижимый момент, когда нас коснется жизнь, и в какое-то время Он пройдет мимо нас и скажет: “А теперь брось, пора за Мной идти…”

Готовы ли мы на это? Сколько раз мы все, каждый из нас и все вместе мы молились, и глубоко доходила до нас благодать и слово молитвы, и зажигались сердца, и утихали страсти, и ум де­лался ясным, и воля в сильном порыве хотела только добра? Сколько раз? Сколько раз это бывало при чтении Евангелия, пос­ле причащения Даров, после того, как мы что-то сделали достой­ное себя и достойное Бога, достойное любви? И снова засыпаем, коснеем. Слышим ли мы слова Божии, говорящие: “А теперь пора!” — или станем дожидаться момента, когда всё у нас будет отнято: болезнью, смертью надвигающейся, страшными обстоятельствами жизни, чтобы вспомнить, что кроме Бога не остается ничего, в конечном итоге, никакого человека около нас? И сейчас, сколько вокруг нас людей — а есть ли человек?

Вот подумаем об этом, не только в том смысле, что около меня может кого-нибудь не быть, а поставим себе вопрос так: “А я — человек ли по отношению к тому, кто рядом со мной? Слышу ли я Господа, говорящего: “Иди ко Мне, помоги, напитай, утешь, дай стакан студеной воды, утешь словом?” — Вот вопрос, который перед нами стоит. Господь говорит раз, говорит и два, а придет время, когда Он перестанет говорить, когда мы станем перед Ним и Он будет молчать, и мы будем молчать, оба объятые той же печалью: “Прошло время, поздно…” Неужели мы дадим вре­мени нам сказать: “Поздно!” Апостол Павел нам говорит: “Искупайте время, не лукавствуйте, спешите творить добро, спешите жить вечностью…” Услышим этот призыв и начнем жить! Аминь.

Митрополит Антоний Сурожский

1970 г.

0