Доклад игумена Вознесенского Печерского монастыря архимандрита Тихона (Затёкина) на собрании Нижегородской митрополии

Доклад игумена Вознесенского Печерского монастыря архимандрита Тихона (Затёкина) на собрании Нижегородской митрополии


 

Ваше Высокопреосвященство! Ваше Преосвященство! Досточтимые отцы!

В своем сообщении я бы хотел коснуться темы церковного раскола  на Украине  и роли Константинопольского Патриархата в начале ХХ века после свершившегося в России октябрьского переворота.

В самом Киеве и других городах России в том числе   в Нижнем Новгороде на сохранившихся фотографиях 1917 и 1918 годов в руках солдат во время митингов видны огромные плакаты с призывами об автономии Украины. Этим не преминули сразу воспользоваться и антицерковные силы в Киеве.

В Киеве была создана  Всеукраинская Православная Церковная Рада которая 5 мая 1920 года объявила автокефалию и независимость от Московского Патриарха а  14 октября  1921 года открылся «собор» украинских автокефалистов.    400 делегатов   собралось в храме святой Софии.  На этом лжесоборе  особую активность проявил запрещённый в сане священник Василий Липковский.   Главным был вопрос о епископате и невозможности его поставления традиционным путем. Липковский выступил с докладом о правомочности с канонической точки зрения всеукраинского «собора». Он утверждал, что православные епископы, не прибыв на этот «собор», тем самым «отлучили себя от Украинской Церкви». Этот «Собор» признал себя каноничным и правомочным голосом всей Украинской Церкви и объявил, что в нем действует благодать Святого Духа. На этом лжесоборе запрещенный в сане священник Василий Липковский был избран «митрополитом». Так же на этом  лжесоборе было принято постановление о том, что их «епископы» и «священники» могут жениться неограниченное число раз. На всех заседаниях этого лжесобора непременно присутствовали представители ГПУ и это доказывает лишний раз, что бывает когда светская власть вмешивается в дела церкви и во что это выливается. Впоследствии к автокефалистам  примкнули и некоторые обновленцы. Так, обновленческий «епископ» Георгий Прокопович вошел в состав УАПЦ, но пробыл там всего несколько месяцев, а затем через прессу отрекся от УАПЦ, и от веры вообще. Присоединился к самосвятам и обновленческий «епископ» Феодосий Сергеев. Будучи уже довольно пожилым человеком, он женился на молодой девушке, а вскоре повесился. Присоединился к ним священник  Люшкевич, тоже впоследствии отрекшийся от веры, священник Юнаков, состоявший на службе в ГПУ, и немало им подобных.  Лжемитрополит  Василий Липковский и его «епископы» по всей Украине отнимали храмы у православных христиан.[1]

Далее я хочу перейти к теме отношений  Константинопольской Патриархии к Русской Православной Церкви в те же годы, где мы вновь видим вмешательство светских властей в церковные дела.

1 июня 1924 года в газете «Известия» была опубликована статья  под заголовком «Вселенский патри­арх отстранил бывшего патриарха Тихона от управления Российской церковью». В статье было в частности сказано: «…что Константино­польский патриарший Синод, под председательством Вселенского патриарха Григория VII, вынес постановление об отстранении от управления Российской Православной Церковью Патриарха Тихона, как виновного во всей церковной смуте. Имеется в виду обновленческий раскол, изъятие церковных ценностей и закрытие храмов и монастырей. Постановление это вынесено на заседании синода при вселенском патриархе 6 мая  1924 года и принято единогласно. Вместе с тем Константинопольский патриарх посылает в Москву авторитетную комиссию из виднейших восточных иерархов для ознакомления с делами Российской Православной Церкви. Одновременно Вселенский Патриарх признал Российский обновленческий Синод официальным главой Российской Право­славной церкви и запретил к священнослужению всех иерархов, бежавших из России в эмиграцию, во главе с митрополитом Антонием (Храповицким). Все эти иерархи предаются церковному суду».[2]

Управляющий  западноевропейскими приходами митрополит Евлогий (Георгиевский) получив известие о том, что они все запрещены Константинопольским Патриархом в священнослужении  написал  по этому поводу письмо архиепископу Рижскому Иоанну (Поммеру): «…Документально доказано, что Цареградская Патриархия действует в контакте с Советскими властями.  Подкладка такая:  саму Патри­архию выпирают из Константинополя и цепляясь за свое место, она хочет опе­реться на советскую власть, а последняя обещает ей поддержку под условием разложения нашей церковной организации за границей.  Не исключается  возможность, что Константинопольский Патриарх объявит Патриарха Тихона низложен­ным, чтобы подчинить своему влиянию всю Русскую Церковь, как это было до XIV века. На языке лукавых греков это называется “помочь” бедствующей Русской Православной Церкви, а на нашем — это та же своего рода погоня за русскими кон­цессиями, какими охвачены теперь все желающие делить шкуру русского мед­ведя… Вы видите, какие папистические замыслы теперь зреют в Царьграде: там хотят подчинить себе Русскую Церковь, пользуясь нашим безвремением.  Найдите какой-либо способ, чтобы преду­предить Патриарха Тихона об этих замыслах греков, угрожающих большою опасностию для нашей церкви, желающих внести в нее новую смуту… Надеюсь, что народ наш не пойдет за эти­ми лукавыми и льстивыми греками, но нажим на Патриарха будет огромный.  За документальную достоверность всего здесь написанного я ручаюсь».[3]

Сам же митрополит Евлогий видел замысел Константинопольской Патриархии  в том, чтобы «поглотить сначала все русские церкви за границей, а потом подчинить себе и всю Русскую Церковь…».[4]

Здесь мы вновь видим активное вмешательство в дела Церкви светских властей.

Далее под нажимом Константинополя автокефалию неожиданно запросила Польская Православная церковь, но Патриарх Тихон подверг критике политику Константинополя  и в письме на имя Варшавского митрополита осудил попытку Вселенского Патриарха «про- стирать свою власть на часть Патриархата Всероссийского». В своём послании Патриарх Тихон не благословил автокефалию Польской Церкви, которую тут же признала Константинопольская Патриархия. Патриарх Тихон  отнес  вопрос об автокефалии к ведению Поместного Собора Русской Православной Церкви.[5]

Некоторое время спустя Патриарх Тихон получил выписки  из протоколов заседаний Стамбульского Синода по русским церковным делам. В третьем протоколе в частности значилось: «…Ввиду возникших церковных разногласий, мы полагаем необходимым, чтобы Святейший Патриарх Тихон ради единения расколовшихся и ради па­ствы пожертвовал собой, немедленно удалившись от управления церковью,  и чтобы одновременно упразднилось, хотя бы временно, патриаршество, как родив­шееся во всецело ненормальных обстоятельствах в начале гражданской войны, и как считающееся значительным препятствием к восстановлению мира и едине­ния. Вместо упразднившегося патриаршества высшее церковное управление там должен принять ныне свободно и канонически избранный Синод, который и выработает детали синодального управления Церковью».[6]

10 июня 1924 года в Москве открылось обновленческое предсоборное совещание под председательством митрополита Евдокима (Мещерского), которое вынесло решение о ликвидации института патриаршества.  Это совещание осуждало Патриаршество: «Институт Патриаршества, восходящий своими историческими корнями к идеалам языческого Рима, явился отражением государственного строя. Он был в Византии, так и у нас в России. Этот нарост на теле Церкви… самый институт Патриаршества должен быть окончательно изжит у нас и бесповоротно и навсегда похоронен в могиле исторического забвения, откуда он случайно и ошибочно был недавно извлечен…». В циркуляре, выпущенном Синодом от имени предсоборного совещания, говорилось: «Отныне Тихон член и если угодно глава Тихоновской секты, но не член и, конечно, не глава Русской Православной Церкви».[7]

18 июня того же 1924 года  Патриарх Тихон написал послание  Вселенскому Патриарху:   » Его Святейшеству, архиепископу Константинопольскому, Нового Рима Вселенскому Патриарху Григорию VII.  Мною получены четыре выписки из протоколов заседания Священного Константинопольского Синода  из коих видно, что Ваше Святейшество, желая оказать помощь от Матери Великой Христовой Церкви Константинопольской и «изучив точно течение русской церковности и происходящие разногласия и разделения — решили послать к Нам особую миссию, уполномоченную изучать и действовать на месте на основании и в пределах определенных инструкций, согласно с духом и преданиями Церкви». В инструкции членам миссии одним из главных пунктов является пожелание Вашего Святейшества, чтобы я, как Всероссийский Патриарх, ради единения расколовшихся немедленно удалившись от управления Церковью, как подобает истинному и любвеобильному пастырю, пекущемуся о спасении многих, и чтобы одновременно упразднилось, хотя бы временно, Патриаршество, как родившееся во всецело ненормальных обстоятельствах, в начале гражданской войны, и как считающееся значительным препятствием к восстановлению мира и единения. Дается и определенная инструкция комиссии, на какие течения она в своих работах должна опираться. Прочитав указанные протоколы, Мы немало смутились и удивились, что представитель Вселенской Патриархии, глава Константинопольской Церкви, без всякого предварительного сношения с Нами, как с законным представителем и главою всей Русской Православной Церкви, вмешивается во внутреннюю жизнь и дела автокефальной Русской Церкви. Священные Соборы  за епископом Константинопольским признавали всегда только первенство чести, но не признавали и не признают за ним первенство власти или первенство вообще… Помним и то правило, что, «не быв приглашены, епископы да не приходят за пределы своея области для рукоположения или какого-либо другого церковного распоряжения». А потому всякая посылка какой-либо комиссии без сношения со Мною, как единственно законным и православным Первоиерархом Русской Православной Церкви, без Моего ведома не законна, не будет принята русским православным народом и внесет не успокоение, а еще большую смуту и раскол в жизнь и без того многострадальной Русской Православной Церкви…. Позволительно усомниться и в предлагаемой Вашим Святейшеством мере умиротворения Церкви — Моего удаления от управления Церковью и хотя бы временного упразднения самого Патриаршества на Руси. Не умиротворит это Святую Церковь, а народит новую смуту, принесет новые скорби и без того многострадальным верным нам архипастырям и пастырям. Не честолюбие или властолюбие заставило Нас снова взять крест патриаршего служения, а сознание Своего долга, подчинение воле Божией и голос верного Православию и Церкви епископата…».[8]

Получив это письмо Вселенский Патриарх  прервал общение с Патриархом Тихоном и все контакты стал осуществлять с обновленцами.[9]

Обновленцы писали в синодальном циркуляре: » Тихоновцы! Подчинитесь же суду “Верховного Судии”. Оставьте Вашего Тихона, отстраненного Все­ленским Патриархом Григорием VII, и подчинитесь Священному Синоду Российской Православной Церкви, признанному и утвержденному Вселенским Патриархом. Ужели Вы не понимаете, что Ваше противление Вселенской Па­триархии ввергает Вас в бездну пагубнейшего раскола со всею Вселенскою Православною Церковью».[10]

Из всего этого мы видим какие усилия приложил Святитель Тихон Патриарх Московский чтобы не сломаться под этим «Вселенским» нажимом и провести церковный корабль среди бушующих волн треволнений к тихой гавани.

Нынешний Вселенский патриарх Варфоломей заявил, о том  что «Вселенский Патриархат взял на себя инициативу по решению проблемы в соответствии с полномочиями, предоставленными ему священными канонами и юрисдикционной ответственностью над епархией Киева» и  вскоре  направил в Киев двух епископов-экзархов.[11]

8 сентября 2018 года было обнародовано заявление Священного Синода Русской Православной Церкви. В опубликованном заявлении Священного Синода, в частности, говорится: «Отныне и впредь до отказа Константинопольского Патриархата от принятых им антиканонических решений для всех священнослужителей Русской Православной Церкви невозможно сослужение с клириками Константинопольской Церкви, а для мирян – участие в таинствах, совершаемых в её храмах».[12]

28 октября 2018 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в своем обращение дал по поводу действий Константинополя следующий комментарий: «Что же касается последних действий Константинополя, то хотел бы подчеркнуть: никакого конфликта между Константинополем и Москвой нет! Есть защита Москвой незыблемых канонических норм, — заявил Святейший Владыка. — Если одна из Церквей поддерживает раскольников, если одна из Церквей нарушает каноны, то она перестает быть Православной Церковью. Поэтому сегодня позиция Русской Православной Церкви, которая перестала поминать Патриарха Константинопольского, имеет отношение не только к отношениям двух Патриархатов, – речь идет о самой природе Православной Церкви».[13]

 «Мы переживаем исторический момент, который можно сравнить со временами Ферраро-Флорентийской унии. Тогда митрополит Киевский, Московский и всея Руси Исидор, предав Православие, возомнил, что он на вершине власти и все покорит Римскому престолу. Но он был изгнан великим князем, духовенством и народом, – напомнил Святейший Владыка. – Это сопротивление нашего народа, нашего духовенства, нашего епископата всякой пакости, всякой ереси, всякому расколу есть залог сохранения Православия в мировом масштабе, залог сохранения нашего единства».[14]

14 сентября 2018 года на внеочередном заседании Священный Синод Русской Православной Церкви, имел суждение об «ответных действиях в связи с назначением Константинопольским патриархатом своих «экзархов» в Киев в рамках принятого Синодом этой Церкви «решения о предоставлении автокефального статуса Православной Церкви в Украине», постановил:

  1. Приостановить молитвенное поминовение Патриарха Константинопольского Варфоломея за богослужением.
  2. Приостановить сослужение с иерархами Константинопольского Патриархата.
  3. Приостановить участие Русской Православной Церкви во всех Епископских собраниях, богословских диалогах, многосторонних комиссиях и других структурах, в которых председательствуют или сопредседательствуют представители Константинопольского Патриархата…».[15]
Мы, монашествующие Нижегородской митрополии, всецело поддерживаем решение Священноначалия нашей Святой Матери Православной Церкви и будем возносить свои сугубые молитвы о наших братьях и сёстрах на Украине.

[1] Беглов А.Л, Васильева О.Ю, Журавский А.В и др. Русская Православная Церковь. ХХ век. М. 2008. С 142.

[2] Вселенский Патриарх отстранил б. патриарха Тихона от управления Российской церковью.  // Известия ЦИК. 1 июня 1924 год.

[3] Мазырин А, священник, Кострюков А.А. Из истории взаимоотношений Русской и Константинопольской Церквей в ХХ веке. М. 2017. С. 73-74.

[4] Там же. С. 74.

[5] Губонин М.Е. Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти 1917-1943. М. 1994. С. 320-321.

[6] Мазырин А, священник, Кострюков А.А. Указ. Соч. С. 67.

[7] Сафонов Димитрий, священник. Святитель Тихон Патриарх Московский и всея России и его время. М. 2013. С.514-515.

[8] Св. Патриарх Тихон. В Годину гнева Божия…». Послания, слова и речи. М. 2009. С. 167-172.

[9] Сафонов Димитрий, священник. Указ. Соч. С.511.

[10] Мазырин А, священник, Кострюков А.А. Указ. Соч. С. 69-70.

[11] ruskline.ru  «Константинопольский Патриарх не является Папой Римским для нас».

[12] patriarchia.ru  . Священный Синод Русской Православной Церкви признал невозможным дальнейшее пребывание в евхаристическом общении с Константинопольским Патриархатом

[13] sedmitza.ru . Кирилл  Патриарх Московский и всея Руси. Нет конфликта между Константинополем и Москвой, но есть защита Москвой незыблемых канонических норм.

[14] Там же.

[15] Заявление Священного Синода Русской Православной Церкви. Журнал Московской Патриархии сентябрь 2018 г.  № 9. С. 7.

0