Арзамасский Николаевский женский монастырь

↑ Grab this Headline Animator

Письмо VII к П. Н. Б.


Письмо VII к П. Н. Б.

Возлюбленнейший о Христе сын и друг мой!

Благодать тебе и мир от Господа нашего — Иисуса Христа!

Многаго сетования душевнаго исполненное письмецо твое от 21 числа сего декабря прочитано мною того же 27. Хотя в этом письме твоем и не выяснены тобою причины сего сетования твоего, впрочем можно догадываться, что ты подпал какому либо тяжкому искушению, так что, по Пророку, воды до души твоея внидоша многи, и буря помышлений реет душу твою во глубину отчаяния. По обязанности отца и друга, спешу утешить тебя, любимой, в горести души твоей.

Радость моя! Что с тобою? От чего столъ мрачными помышлеиями наполнилась душа твоя? Почему так тяжкия и болезненныя взывания возносишь ты к небесам? Что бы за причина была, что ты воображаешь себя совершенно уже погруженным во глубине какого-то непроницаемаго мрака? Радость моя (скажу словами незабвеннаго любезнейшаго нам и достославнаго отца Серафима Саровскаго), нет нам дороги предаваться столь чрезмерному сетованию! Все чрезмерное не похваляется от Богомудрых Отцев. И плакать, и радоваться надобно умеренно; Иуда не удавился бы, если бы не чрезмерно поразился скорбию о предательстве Господа своего. И Ап. Петр не обратился бы и не был бы причислен к лику верховных Апостолов, да и не получил бы ключей от Царствия Небеснаго, если бы отчаянно стал плакать об отречении своем от Господа своего и Учителя. И Пророк Давид, падший в два величайшия преступления – прелюбодеяние и убийство, не был бы принят Богом в прежнюю милость Его если бы поразил себя чрезмерною скорбию о падении своем. Так, радость моя! Опять повторю, нет дороги тебе предаваться таким мрачным и чрезмерной скорби исполненным помышлениям, каким ты предал душу свою. Уязвил ли ненавидяй добро враг наш душу твою стрелою какого ни будь греха и преступления и произвел в ней глубокую рану, которая угрожает даже и смертию? Не отлагая ни малейше, воззри очами веры на Распятаго и в умилении сердца твоего воззови к Нему: Премилосердый Всемогущий Врачу, исцели мя! И Он, не хотящий смерти грешника, но ищущий и ожидающий обращения его, ужели презрит моление твое? Утопает ли корабль души твоей в ярящемся страстьми и беззакониями море прелюбодейнаго и грешнаго мира сего? Не отчаявайся! Но, подобно Ап. Петру, утопающему въ море, взывай крепко и непрестанно к Тому, Который Един силен избавить тебя от потопления. Хотя бы ты чувствовал себя совсем во аде, и там не отчаявайся, и оттуда простирай моление свое к Тому, Который силою Своею; вылепил ад и вся в нем содержимыя извел в чудный свет. Тогда только будет место отчаянию, когда во второе и славное пришествие Христово решится судьба человечества. А теперь, когда еще не отняты у нас грешных, благодатныя средства, нет дороги нам отчаиваться и поражаться чрезмерною скорбию. Разве не за нас пролита Кровь Сына Божия на Кресте? Разве мала эта цена за души наши? Разве источник этой безценной крови удален и сокровен от нас? Только приходи и в сокрушении и смирении сердца пей от сего Источника Живота! У нашего Всеблагаго и Всемогущаго Врача Небеснаго нетъ недостатка во врачевствах: только проси у Него со усердиемъ, ищи неленостно и ударяй в двери милосердия Его неотступно, и непременно всякъ просяй прииметъ, ищай обрететъ и толкущему отверзется. Чего жалостнее, постыднее и беднее блуднаго сына? Но и он не был отвержен от объятий Отца нашего Премилосердаго. Что презреннее было жены-блудницы? Но ей позволено было опереди лобызать и орошать слезами Нозе Спасителя, между тем как самые Апостолы стояли позади. А мытарь (был у всехъ самый последний и подлый человекъ, но он то и оправдан был Правосудиемъ Небеснымъ. Кто думал, чтобы распятый на древе проклятия разбойникъ взошелъ въ рай? Но патриархи и праотцы были еще во аде, а он ѵже был в раю. Вот сколько безпредельно Милосердие Божие к грешникам! Хотя бы грехи твои, чадо мое, равнялись грехамъ всего мира, то и тогда нет тебе дороги отчаяваться, ибо Спаситель наш есть Агнец, вземляй грехи всего мира. Даже, ежели бы самый ад со всеми злыми духами притек на покаяние к Благоутробному Богу и Отцу Премилоеердому, и тот бы не был отвержен от Благости Его Безконечной. Одно, одно всего нужнее нам грешным- смирение. Без сего Небеснаго Дара, ни истиннаго покаяния нельзя принести, ни добродетели никакой стяжат невозможно. Благ Господь, – говорить смиренный Пророк Давид, сокрушенных сердцем и смиренныя духом спасет. Воззрю, глаголете Бог Саваоф у Прор. Исаии, токмо на кроткаго и молчаливаго и трепещущаго словес Моих. От того и падаем мы непрестанно, что нет смирения; а если стажем смирение, стажем непременно и благодать Божию, укрепляющую наши немощи. И удивительное дело! Всегда будучи совершенно и наги, и слепы, и хромы, и бедны, все время жития нашего изнуряем мы в гибельном ослеплении, будто бы мы богаты, и ничего не требуем, яко бы мы имеем в себе что-то такое, что достойно благоволения Божия и что возвышает нас пред ближними нашими. Премилосердый Господи! Искупителю наш предражайший! Изведи нас из пагубнаго ослепления сего! Даруй нам, по Милосердию Твоему, познати самих себя, да познаемъ наконецъ и Тебя, Единаго Истиннаго Бога и Спасителя нашего!

Что касается до меня, скол я ни гнусен пред Богом, Ему же предстою и служу, но выну памятую о тебе, люб. мой, в недостойных молитвах моих, да избавлен будешь от всякия неприязни. Особенно ныне, когда вижу, что ты находишься в обуревании, умножу о тебе прилежнейшия моления к Богу, могущему помиловать и спасти тебя. Предаю тебя Милосердию Божию.

28 Декабря, 1844.