Арзамасский Николаевский женский монастырь

↑ Grab this Headline Animator

О молитве Иисусовой отца Авраамия


О молитве Иисусовой

отца Авраамия (протоиерея Некрасова) Арзамасского,

ученика Серафима Саровского.

 
  1. Спаситель говорит: без Мене не можете творити, ничесоже; поэтому, по слову апостола: непрестанно молитеся, должно и нужно тебе упражняться в умной сердечной молитве, при самых даже обыкновенных занятиях, в глубине души твоей, произнося со страхом и верою: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного!
  2. Хочется тебе спастись? Непрестанно молись, и все терпи и терпи до конца; ибо точию претерпевый до конца спасен будет.
  3. Бесов бей нещадно именем Иисусовым, вот и будешь добр воин Христов.
  4. Навыкни непрестанно молиться и истинно смиряться, так как без молитвы никакой дар не стяжавается, а без смирения хоть беги из монастыря.
  5. О. Авраамий: “О мире более не грусти (монах); о мире же сердечном непрестанно трости (то есть непрестанно молись).
  6. Не буди без молитвы Иисусовой ни на одну минуту. И вставая, и сидя, и ходя, и при трапезе, и при всяком занятии (рукоделии) твоем, даже во многолюдстве, отнюдь не оставляй в уме твоем сей краткой молитвы: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного! Частое и усердное, с верою и любовию, произношение сей молитвы сохранит ум твой от рассеяния и помышлений злых, и сердце от похотей лукавых.
  7. Что мне делать? спрашивал некто отца Авраамия: я еще не научился творить молитву Иисусову при занятиях, но если что читаю или пишу, то ум мой поглощается весь чтением или письмом?..

– Дабы стяжать это сокровище – дар непрестанной молитвы, отвечал старец, нужен подвиг: царствие небесное нудится, и нудящие себя восхищают его; а подвизаться за тебя, кроме тебя же самого никто не может.

– Подвизаюсь, да не успеваю? Значит, еще слабо внимаешь, мало подвизаешься. Усугуби твое внимание, умнож подвиг твой, и ты, с помощью Божиею, успеешь в твоем подвиге столько, что молитва Иисусова также сделается для тебя естественною, как и самое дыханье твое, без которого существовать не можешь.

  1. Если душа твоя всегда уязвлена жалом сокрушения и страхом суда будущего, то старайся чрез тщательное упражнение в слове Божием и чрез умную молитву этот дар Божий (т.е. дух сокрушенный) еще более приумножить в себе.
  2. Против скуки и уныния есть средство: чрез умную сердечную Иисусову молитву старайся всегда быть в Боге, Который есть Источник радости и утешения.
  3. Не выроняй ни на одно мгновение ока из сердца твоего Пресладкого и Всещедрого Иисуса. Без Него горько жить. (См. письма о. Авраамия к духов. детям).
  4. “Ума и сердца и очей (умных) не спускай с Того, с Кем приискренне удостоился соединиться (в таинстве причащения). Бди и молись!.. Кроме трезвения и молитвы не можешь устоять в чистоте и правде. При самом трезвении и молитве берегись, чтобы не впасть тебе в самомнение и самообольщение. Возлюби смирение и самоукорение. Одно, одно нам, грешным нужно – смирение. Без сего небесного дара ни истинного покаяния нельзя принести, ни добродетели, какой стяжать невозможно”. (См. письма к духов. детям).
  5. Он же: “Против врагов спасения оружие твердое – молитва и пост: сей род (бесов и страстей) не исходит, по слову Спасителя, не отгоняется, не побеждается, токмо молитвою и постом. А со смирением так будь дружен, что без него отнюдь ни мысли, ни говори и не твори ничего”. (Там же).
  6. Внемли себе опасно! Мысли злые, как семя диавольское, именем Иисусовым исторгай в самом начале.
  7. Имя Иисуса Христа, как бриллиант, да не угасает выну в сердце твоем. Бдительное внимание к молитве, как жемчужина, пусть будет единственным украшением души твоей.
  8. Очищай свой ум и сердце, а средства к тому – внимание, молитва, воздержание.
  9. Замечаешь в себе леность к молитве? Нудь себя грози себе, устрашай себя, обнадеживай себя наградою за труд, и паче чаще рассуждай: что есть молитва? И понемногу станешь услаждаться молитвою. Не хотеть молиться значит не хотеть быть с Богом.
  10. Не теряй внимания, всегда пребудь с Господом, чрез непрестанное памятование и призывание Его Сладчайшего Имени.
  11. Молиться обучай себя столь же часто, как часто и дышишь. Я разумею внутреннюю молитву, которая всегда и везде может быть совершаема с такою же удобностию, с какою совершается в нас биение сердца. (Смотри письма к духов. детям о. Авраамия Арзамасского).
  12. “Иисусова молитва пусть будет дыханием души твоей!… Сладчайший Иисус да не выходит из ума и сердца твоего… Со Сладким Иисусом все для тебя будет сладко: самые скорби покажутся тебе манною небесною… Держись умом твоим и сердцем Сладчайшего Иисуса: Он все совершит в тебе, во внутреннем твоем человеке… Обучай себя смирению и терпению.. В терпении вашем стяжите души ваша… Претерпевый до конца той снасен будет.. Терпение имате потребу”.
  13. Он же: “Продолжай делание свое внутреннее неослабно, призывай непрестанно с верою и любовию достопоклоняемое имя Господа Иисуса”.
  14. Молись умом своим непрестанно и смиряйся сердцем, и Господь действуяй в нас, и еже хотети, и еже деяти, сотворит с тобою благодатный плод свой во время свое”.
  15. Вот твое дело: молиться, сокрушаться, смиряться, молчать и отнюдь не горячиться.
  16. Уединяйся почаще в себя, в клете твоего сердца, и там беседуй с Богом чрез умную молитву, которая такою радостию и сладостию наполнит душу твою, что ты не захочешь искать ни в чем земном себе утешения.
  17. Приобучай себя посредством молитвы Иисусовой к тому, чтоб всегда быть с Господом. Нет столь твердого оружия противу врагов нашего спасения, как молитва.
  1. Во внутреннем святилище души совершай выну (всегда) словесное служение посредством умной и сердечной молитвы Иисусовой, которую никто и ничто не может препятствовать произносить тебе, (если конечно сам поревнуешь о сем).
  2. Держись паче всего молитвы Иисусовой, и при ней строгого внимания самому себе, в страхе Божием.
  3. Предлагаю тебе совет мой: поучаться непрестанному произношению в уме и сердце Иисусовой молитвы, без которой, по свидетельству св. отцев, человек не может соединиться с Богом. (Из писем о. Авраамия Некрасова, протоиерея. Арзамасского к его дух. детям).
  4. “Воину царя небесного нужно оружие на побеждение врагов спасения. Это оружие-есть непрестанная молитва, как говорит св. апостол: непрестанно молитеся… Начни, с помощью Божиею, совершать в глубине души своей, на всяком месте, во всякое время молитву Иисусову”.
  5. Иноческая жизнь, по мнению одного подвижника, второе рождение; а потому будь младенец не умом, а беззлобием и корыстию. Младенец мыслит умом своих родителей, водится их волею; и подвижник Христов – весь во Христе. Ум, чувства, правила – все Христово. Безмолвие – его услаждение. Молитва – духовное созерцание. Слово Божие – пища души его. Сладчайшая беседа с Богом, – в непрестанной молитве. Храм единственное прибежище. Ограда обители – предел, далее которого для крестоносца более ничего не существует. Его мир-вечность, Там Его сокровище, там Его сердце. С живущими на земле единственная связь – теплая о них молитва. Вот что значит иноческая жить!..
  6. Если ты и в обители святой увидишь соблазны, преткновения, грехопадения, не чудись сему; ибо и на небе некогда брань была, и там был грех (падение диавола и ангелов его). Знай только самого себя, свою совесть; помни всегда Бога, молясь Ему из глубины души твоей, а все прочее оставляй вне себя, как – бы не сущее. Бес не перстов боится, а молитвы, а потому держись оной, как самого первейшего и вернейшего оружия на брани твоей. Молчание полюби, терпения поищи, послушание стяжи; а со смирением не только подружись, но и породнись.
  7. Держись паче всего Иисусовой молитвы, и при ней строгого внимания самому себе.
  8. Без скорбей нет спасения! Отнюдь ни на минуту не оставляй оружия духовного-молитвы. Спаситель увещавает: Бдите и молитеся, да не внидете в напасть. Значит, напасть нас постигает, когда мы не молимся. (См. письма к духов. детям о. Авраамия Некрасова протоиерея Арзам. женского монастыря).
  9. “К добродетелям: чистоте и смирению потребна молитва и молитва непрестанная. Кто из св. отцев стяжал себе Христа без молитвы? Никто!.. Молитва есть семя, порождающее в нас Христа, молитва есть сила, оплодотворяющая в душах наших жизнь Христову. Без молитвы самая чистота в душах наших будет нечиста, и самое смирение в глубине душ наших без молитвы засердится”…
  10. “Старайся всегда быть с Господом! А быть с Господом это рай земной и царствие Божие… Глазам, языку, ушам воли не давай: глаза закрой, уста затвори, а уши заткни.. Более всего, при умной непрестанной Иисусовой молитве, держись смиренномудрия, которое есть верное и твердое ограждение души”.
  11. “Терпение везде нужно, а в монастыре столь же необходимо как воздух для того, чтоб дышать и жить”.
  12. “Не можешь много поститься и предстоять на молитве (телесно), так упражняйся более в умной и сердечной молитве. Паче же всего храни уста свои от празднословия и осуждения, ибо ничто так не препятствует вниманию умному и теплоте сердечной, как празднословие”. (Смотри письма о. Авраамия к дух. детям).
О преодолении плоти в молитве  

Когда совершаешь молитву, правило, особенно по книге, не спеши от слов к слову, не прочувствовавши его истины, не положивши его на сердце, но сделай и постоянно делай себе труд чувствовать сердцем истины того, что говоришь. Сердце твое будет противиться этому, иногда леностью и окамененным нечувствием к тому, что читаешь, иногда сомнением и неверием, каким то внутренним огнем и теснотою, иногда рассеянностью и уклонением к каким либо земным предметам и попечениям, иногда припамятованием обиды от ближнего и чувством мщения и ненависти к нему, иногда представлением удовольствий света или представлением удовольствия от чтения романов и вообще светских книг, не будь самолюбив, побуждай сердце твое, дай его Богу в жертву благоприятную. «Даждь Ми, сыне, твое сердце» (Притч. 23, 26), и твоя молитва сроднит, соединит тебя с Богом и со всем небом, и ты исполнишься Духом и плодами Его: правдою, миром и радостью, любовью, кротостью, долготерпением, сердечным умилением. – Тебе хочется скоро кончить молитвенное правило, чтобы дать покой утомленному телу? Сердечно помолись и заснешь спокойным, здоровым сном, тихим. Не поторопись же помолиться кое как: выиграешь на полчаса молитвы целых три часа самого здорового сна. На службу или на работу торопишься? вставай раньше, не просыпай – и помолись усердно – стяжешь спокойствие, энергию и успех в делах на целый день. Рвется сердце к делам житейской суеты? Преломи его; пусть будет сокровище его не суета земная, а Бог: научи сердце свое более прилепляться чрез молитву к Богу, а не к суете мира, да не посрамишься во дни болезни твоей и в час смерти твоей, как богатый суетой мира и нищий верою, надеждою и любовью, если не будешь так молиться. У людей мало молящихся слабо сердце; и вот, когда они хотят молиться, сердце их расслабляется и расслабляет их руки, тело и мысли, и трудно им молиться. Надо преодолеть себя: постараться молиться всем сердцем, потому что хорошо, легко молиться всем сердцем.

Не жалей себя для сердечной молитвы даже тогда, когда ты весь день провел в трудах. Не вознеради нимало на св. молитве, всю скажи Господу от сердца, виждь – она дело Божие. Взялся за гуж, не говори, что не дюж; возложив руку на рало, не зри вспять (ср. Лк. 9, 62). Допустивши молитву нерадивую, не от всего сердца, не заснешь (если на ночь молитва), пока не выплачешь своего греха перед Богом. Не со всеми это бывает, а с усовершившимися. Смотри же, выше Бога плоти своей не ставь, а пренебреги для Него и покоем телесным. Какое молитвенное правило взялся исполнять (если длинное молитвенное правило, то исполняй хорошо все правило; если короткое – тоже), исполни его со всей добросовестностью, и не исполняй дела Божьего сердцем раздвоенным так, чтобы одна половина принадлежала Богу, а другая плоти твоей. Ревность Господа Бога не потерпит твоего лукавства, твоего самосожаления. Предаст Он тебя диаволу, и диавол не даст покоя сердцу твоему за пренебрежение к Тому, Кто есть истинный покой твоего сердца и Кто будет всегда делать это для твоей же пользы, для того, чтобы удержать твое сердце в близости к Богу, потому что каждая неискренняя молитва удаляет сердце от Бога и вооружает его на самого человека, и, напротив, каждая искренняя молитва приближает сердце человеческое к Богу и делает его присным Богу. Итак, верь слову: поторопишься на молитве для покоя телесного, чтобы отдохнуть скорее, а потеряешь и телесный покой и душевный. Ах! какими трудами, потом и слезами достигается приближение сердца нашего к Богу; и неужели мы опять будем самую молитву свою (небрежную) делать средством удаления от Бога, и Бог ли не возревнует об этом? Ведь Ему жаль и нас и наших трудов прежних, и вот Он хочет заставить, нас непременно обратиться к Нему опять от всего сердца. Он хочет, чтобы мы всегда принадлежали Ему. Как после недостойного причащения, так и после недостойной, холодной молитвы бывает одинаково худо на душе. Это значит, что Господь не входит в наше сердце, оскорбляемый нашим сердечным неверием и холодностью, и попускает в сердце нашем возгнездиться духам злым, дабы дать нам почувствовать разницу между своим и их игом.

Для чего нужна продолжительная молитва? Для того, чтобы продолжительностью усердной молитвы разогреть наши хладные, в продолжительной суете закаленные сердца. Ибо странно думать, тем более требовать, чтобы заматоревшее в суете житейской сердце могло вскоре проникнуться теплотой веры и любви к Богу во время молитвы. Нет, для этого нужен труд и труд, время и время. Царствие небесное силою берется, и употребляющее усилие восхищают его (Матф. 11, 12). Не скоро царствие Божие приходит в сердце когда от него так усердно люди бегают. Сам Господь изъявляет волю Свою, чтобы мы молились не кратко, когда представляет в примере вдову, надолзе ходившую к судье и утруждавшую его просьбами своими (Лук. 18, 2-6). Господь Отец наш Небесный знает прежде прошения нашего, чего мы требуем (Матф. 6, 8), в чем нуждаемся, да мы то не знаем Его, как бы следовало, суете то мирской мы очень преданы, а не Отцу небесному; вот Он по премудрости и милосердию Своему и обращает нужды наши в предлог к обращению нас к нему. Обратитесь, заблуждающиеся чада Мои, хотя теперь, ко Мне Отцу вашему, всем сердцем своим, если прежде были далеки от Меня, хоть теперь разогрейте верою и любовью сердца свои ко Мне, бывшие прежде хладными.

Не твори на молитве угодия ленивой плоти – не торопись: плоть, скучая и тяготясь святым делом, поспешает скорее к концу, чтобы успокоиться или заняться делами плотскими, житейскими. Не верь плоти своей, угрожающей тебе несостоятельностью во время молитвы: лжет. Станешь молиться – увидишь, что плоть сделается покорною твоею рабою. Молитва и ее оживит. Помни всегда, что плоть лжива.

Не давай на молитве побуждать себя плоти и действующему чрез нее врагу; – не ульсти языком своим, но глаголи истину в сердце твоем (Пс. 14, 8); так мысли и чувствуй сам, как говоришь в молитве, а не так, чтобы на языке был мед, а на сердце – лед; победит раз враг, после уж тебе надо будет отстаивать себя, свою свободу от него, как завоеванный врагом клочок земли, а от Господа отступит сердце твое. Ничем не пренебрегай в духовной жизни, ничего не считай малым, нестоящим большого внимания: чрез малые грехи диавол ведет к великим. Главное дело: старайся быть истинным всегда в сердце своем. Когда трудно бороться с плотью, тогда то и покажи свою твердость, тогда то не слабей в борьбе, как добрый воин Христов. Плотская нега, окамененное нечувствие ко всему духовному, священному, есть теснота вражия, хотя плотский человек не считает ее теснотою, потому что благотворит о ней; но хотящие жить духовно считают ее теснотой, потому что не допускает она Бога до сердца нашего, не дает излиться в сердце благодати Божией, оживляющей и просвещающей нашу душу, делает душу нашу неплодною делами веры, надежды и любви. Делаешься какой то плотяной, духа не имущий. О, как многоразличны гонения! Как поскорбишь от сердца об этом окамененном нечувствии, как поплачешь пред Господом: оно и пройдет; и сердце согреется и размягчится, и сделается способным к духовным созерцаниям и святым чувства.

Покаяние в молитве  

Если согрешишь в чем пред Богом, а мы грешим премного каждый день, тотчас же говори в сердце своем, с верою в Господа, внимающего воплю твоего сердца, с смиренным сознанием и чувством своих грехов, псалом Помилуй Мя Боже, по велицей милости Твоей, и прочитай сердечно весь псалом; если не подействовал он один раз, сделай другой прием, только прочитай еще сердечнее, еще чувствительнее и тогда тебе немедленно воссияет от Господа спасение и мир в душе твоей. Так всегда сокрушайся: это верное, испытанное средство против грехов. Если же не получишь облегчения, вини самого себя; значит, ты молился без сокрушения, без смирения сердца, без твердого желания получить от Бога прощения грехов; значит, слабо уязвил тебя грех. Иногда человек молится, по-видимому, усердно, но молитва его не приносит ему плодов покоя и радости сердца о Духе Святом. Отчего? Оттого, что, молясь, по готовым молитвам, он не каялся искренно в тех грехах, которые он учинил в то день, которыми осквернил свое сердце, этот храм Христов, и коими прогневал Господа. Но вспомни он о них да раскайся, со всею искренностью осудив себя беспристрастно – и тотчас водворится в сердце мир превосходяй всяк ум (Филип. 4, 7). В молитвах церковных есть перечисление грехов, но не всех, и часто о тех то самых и не бывает упомянуто, коими мы связали себя: надо непременно самому перечислить их на молитве с ясным сознанием их важности, с чувством смирения и с сердечным сокрушением. Оттого то в молитвах вечерних и говорится при перечислении грехов: или то-то, или это сделал худого, т.е. предоставляется на нашу волю упоминать те или иные грехи.

Покаяние должно быть искреннее и совершенно свободное, а никак не вынужденное временем и обычаем или лицом исповедающим. Иначе, это не будет покаяние. Покайтесь, сказано, приближися бо царство небесное (Мф. 4, 17), приближися, то есть само пришло, не нужно долго искать его, оно ищет вас, вашего свободного расположения, то есть: сами раскайтесь с сердечным сокрушением. Крещахуся (сказано о крестившихся от Иоанна) исповедающе грехи своя (Мф. 3, 6), то есть: сами признавались в грехах своих. А так как молитва наша по преимуществу есть покаяние и прошение о прощении грехов, то и она должна быть непременно всегда искренняя и совершенно свободная, а не невольная, вынужденная привычкою и обычаем. Такою же должна быть молитва и тогда, когда бывает благодарением и славословием. Благодарность предполагает в душе благодетельствованного полноту свободного, живого чувства, свободно переливающегося чрез уста; от избытка сердца уста глаголят (Мф. 12, 34). Славословие предполагает восторг удивления в человеке, созерцающем дела бесконечной благости, премудрости, всемогущества Божия в мире нравственном и вещественном, и потому также естественно должно быть делом совершенно свободным и разумным. Вообще молитва должна быть свободным и вполне сознательным излиянием души человека пред Богом. Пред Господом изливаю душу мою (Мол. Анны, мат. Самуила).

На молитве нужно искреннее сожаление о своих грехах и искреннее раскаяние – перечисляя грехи, в молитвах означенные, говорить их, чувствуя сердцем как бы собственные. – Еще нужно пламенное желание не согрешать теми же грехами впредь.

О мраке и кознях врага в молитве  

Во время молитвы бывают иногда минуты убийственного мрака и стеснения сердечного, происходящие от неверия сердца (неверие – мрак). Не малодушествуй в эти минуты, но вспомни, что если пресекся свет божественный в тебе, то он сияет всегда во всем блеске и величии в Боге, в Церкви Божией, небесной и земной, и в мире вещественном, в котором видимы Его присносущная сила и Божество (Рим. 1, 20). Не думай, что изнемогла истина: она никогда не изнеможет, потому что истина – Сам Бог, и все существующее в Нем имеет свое основание и причину, – изнемогает в истине только твое слабое, грешное, темное сердце, которое не всегда может переносить напряжение света ее и не всегда способно вместить чистоту ее, – только тогда, как оно очищается или очищено от греха, как первой причины духовного мрака. Доказательство тому ближе всего взять от себя самого. Когда свет веры или истины Божией живет в твоем сердце, тогда оно покойно, твердо, сильно, живо; а когда он пресечется, тогда оно беспокойно, слабо, как трость, ветром колеблемая безжизненно. Не обращай внимания на этот сатанинский мрак. Прогоняй его от сердца знамением животворящего креста.

Бывают в жизни христиан благочестивых часы оставления Богом – часы тьмы диавольской, и тогда человек от глубины сердечной взывает к Богу: зачем Ты отринул меня от лица Твоего, Свете незаходимый? Ибо вот покрыла меня, всю мою душу, чуждая тьма окаянного, злобного сатаны; тяжко душе быть в мучительной тьме его, дающей предчувствовать муки мрачного ада; обрати же меня Спаситель, к свету заповедей Твоих и исправь духовный путь мой, усердно молюсь Тебе.

Когда во время молитвы овладеет твоим сердцем уныние и тоскливость, знай, что это происходит от диавола, всячески старающегося запнуть тебя в молитве. Крепись, мужайся и памятью о Боге прогоняй убийственные ощущения. Замечайте: если не в мыслях, то в сердце враг часто усиливается хулить имя вседержавного Бога. В чем сердечная хула на Бога? Сомнение, неверие, уныние, нетерпение Божиих наказаний и ропот, – все страсти. Неверием в истину и благость Божию враг изрыгает хулу на истину, благость и всемогущество Бога; унынием – также на Его благость, вообще порывом страстей человеческих хулит Всеблагий Промысл и Истинность Божию.

Вот ты молишься, молитва твоя совершается успешно, ты имеешь внутреннее свидетельство, что Господь и слышит ее и благоволить к ней; у тебя мир помыслов, легко и сладостно на сердце; но вот под конец твоей молитвы, из-за самого малого расслабления твоего сердца и помышлений, в твое сердце ввергается какое то тяжелое бремя, расслабляющий сердце огонь, и ты чувствуешь и крайнюю тяжесть молитвы и отвращение от нее вместо прежней легкости и расположения к ней. Не отчаивайся, друг – это козни врага, который любит посмеваться над нами, особенно в конце наших благочестивых занятий, чтобы мы впали в уныние и сочли потерянными все предыдущие труды свои в святом деле. Научись из этого вперед не угашать Духа своего ни на ми-нуту в продолжении молитвы; – молиться духом и истиною неослабно и не льстить Господу на молитве ни одним словом, то есть ни одного слова не произносить притворно, лицемерно, пусть вся молитва твоя будет одним выражением истины, трубою Духа Святого, и ни одним словом не служит лжи вражией, не будет органом диавола. А о снятии бремени вражия с души твоей и о погашении огня его помолись сердечно ко Господу, признав перед Ним от сердца вину свою – лицемерие во время произношения молитвы, – и получишь облегчение и мир. Не торопись, мирно все говори и делай. Успеешь! Враг торопит и смущает, ибо в смутной торопливости нет толку.

Для очищения и воспламенения нашей молитвы Господь попускает диаволу мучительно разжигать внутренности наши, чтобы мы, чувствуя в себе чуждый огонь и страдая от него, старались внести в сердце свое смиренною молитвою огонь Божий, огонь Духа Святого, оживотворяющего сердца наши.

Во время молитв домашних и общественных против лукавства диавольского и рассеяния мыслей, напоминай себе о простоте истины и говори себе: просто, то есть я верую во все, просимое в простоте сердца, и прошу всего просто, а твое, враже мой, лукавство, твои хулы, мерзости, мечты, – отвергаю. – Началом и основанием и источником всей твоей мыслительности, твоего слова и твоей деятельности, да будет смирение, сознание своего ничтожества и полноты Божества, создавшего и наполняющего все и действующего вся во всех (1 Кор. 12, 6). Кто заражен гордостью, тот ко всему наклонен оказывать презрение, даже к предметам святым и божественным: гордость мысленно уничтожает или оскверняет всякую добрую мысль, слово, дело, всякое творение Божие. Это мертвящее дыхание сатаны.

Когда, во время чтения канонов и акафистов Спасителю и Божией Матери и канона Ангелу-хранителю и при чтении молитв, диавол будет шептать в сердце: неправда – неправда, натяжка – натяжка, и будет похищать от сердца силу (истину) слов молитвенных, тогда будь яко глух неслышай, – буй и юрод (Ср. Пс. 37, 14; I Кор. 3, 18), ни на мгновение не соглашаясь сердцем на ложь врага и не мудрствуя его лживою мудростью, и веруй твердо истине всей полноты церковных молитв и песнопений; зная, что это есть вещание Духа Святого, устами святых человеков возгласивших хвалы, подобающие Спасителю, Божией Матери, святым – и наши немощи и окаянство. Помни, что Церковь есть столп и утверждение истины (1 Тим. 3, 15).

Во время молитвы иногда чувствуешь какое то отреяние от Бога и отчаяние, не надо увлекаться этим чувством, – оно от диавола, а надобно говорить в сердце: не отчаиваюсь в своем спасении, окаянный, на Твое же безмерное благоутробие дерзая прихожду и взываю: аще есть ми спасения упование, аще побеждает человеколюбие Твое множества беззаконий моих, буди ми Спаситель (1 и 4 мол. ко св. причащ.).

Когда, во время устной молитвы, диавол будет подтачивать слова дождем тончайших мыслей, говори: владычество Спасителя во всяком слове и звуке.

Еще бывает во время молитвы, что сердце наше богопротивно стыдится пред людьми слов молитвы или Самого Господа Бога, вяло, не от сердца произнося молитвы. Надо попрать этот богопротивный, человекоугодливый, диавольский стыд и страх, и произносить молитвы от души и громогласно, в простоте сердца, представляя пред собой единого Бога и всех считая как бы несуществующими. Иже постыдится Мене и Моих словес в роде сем прелюбодейнем и грешнем, и Сын человеческий постыдится его, егда приидет во славе Отца Своего со Ангелы Святыми (Марка 8, 38).

Диавол обыкновенно вселяется в нас чрез один лживый помысл или мысль лживую и вожделение греховное и потом действует в нас и беспокоит нас: так он прост. Не паче ли Господь Бог духов вселяется в нас чрез единую мысль и любовь истинную и святую и с нами бывает и в нас действует и бывает для нас всем? Итак, молись без сомнения: как мыслить легко, так и молиться должно быть легко.

Не обращай внимания на омрачения, огнь и тесноту вражию во время совершения молитвы; и твердо положись сердцем на самые слова молитвы, с уверенностью, что в них сокрыты сокровища Духа Святого.

И святыми Божиими овладевало диавольское отчаяние и уныние. Что же с нами грешными? О, нас враг уязвляет часто сердечными уничижениями и лютым унынием. Нужно постоянно обращаться ко Господу, и быть с Ним каждую минуту, чтобы не овладевало нами вражие озлобление и уныние. Есть и еще средство избавиться от вражия уныния – пространный путь мира… удовольствия света… но сохрани Бог всякого христианина от того, чтобы таким средством избавиться от диавольского уныния. Лучше идти тесным путем, терпеть уныние, и искать частой помощи и избавления у Господа Иисуса Христа, веселящего трудящихся, Его ради, над спасением своим, нежели сойти на пространный путь, глад-кий путь мира, и там удовольствиями плоти купить свободу от духа уныния. Враг духом уныния многих согнал с тесного и спасительного пути на широкий и гладкий, но гибельный путь.

Во время молитвы, при сильных искушениях от диавола, всю печаль свою возверзи на Господа, яко Той печется о тебе. На молитве только веруй в Господа, яко одесную тебе есть, и все возможно тебе будет.

Чем вернее и сильнее средство, соединяющее нас с Богом (молитва и покаяние), тем больше направляет против него разрушительных действий противник Божий и наш, который употребляет для этого все: и расположенное к лени тело наше, и слабость души, ее привязанность к земным благам и заботам, сомнение, так близкое всем маловерие, неверие, скверные, лукавые и хульные помышления, тяжесть сердечную, помрачение мысли – все направлено бывает у невнимательных, действием врага, к тому, чтобы запнуть на молитве, на этой лестнице, к Богу нас возводящей. Оттого весьма мало молитвенников искренних, усердных; оттого весьма редко и говеют – каются и причащаются христиане; может быть наполовину не говели бы, если бы закон гражданский не повелевал ежегодно быть всем у исповеди и св. причащении. Испытающие знают все это.

  О молитве перед иконами  

По той мере, как ты начинаешь молиться духом и истиною, пред св. иконою, например, Спасителя, по той мере к иконе привлекается дух того, кто изображен на иконе, – так что если вера твоя в присутствии лица, написанного на иконе, дошла до того, что ты видишь живым то лицо, то оно действительно благодатью своею бывает тут. Пример – чудотворные иконы, говорившие, источавшие слезы, кровь и проч.; потому именно все, они смотрят необыкновенно живо и выразительно. Что невозможного для Бога, Который может оживотворить и камень и образовать из него человека? – Так же чудесно Он может сделать это с живописным образом. – Вся возможна верующему (Марк. 9, 23), и к верующему чудесно сходит Вышний. – Соединяется же Он с знамением креста животворящего и чудодействует.

Иконы Спасителя во всяком доме православном изображают Его вездеприсутствие, Его владычество на всяком месте, а образ святых – соприсутствие или близость к нам святых по благодати Божией, как членов единого тела Церкви, соединенных под единым Главою, Христом.

Если я молюсь Богу моему с сердечною, живою, совершенною врою, тогда я близок не только к Нему, как сын к Отцу, живущему в одном с ним доме, но и ко всем премирным силам небесным, ко всем святым, царствующим на небесах: и они ничем не дальше от меня, как мои иконы, пред которыми я молюсь. Потому прекрасное у нас обыкновение иметь в своих домах иконы Господа, Пречистой Его Матери, Архангелов, Ангела-Хранителя, и святых, и молиться пред ними: близость их к нашему взору телесному означает еще большую близость их взору душевному, вооруженному врою несомненною. Близость: радость бывает на небеси и о едином грешнике кающемся (Лук. 15, 7, 10), как в доме, родительском братья радуются, когда провинившийся пред отцом брат их кается в оскорблении, нанесенном родителю недобрым поведением.

Поклоняясь иконам, я, во первых, почитаю в них Бога, родившего безначально Сына – Образ Свой живой, который бесконечной мысли Бога Отца дал вещественное бытие, сотворив миры и всех тварей, бывших в мысли Божией, и человека, сотворенного по образу и подобию Божию; во вторых, я почитаю образ Бога воплощенного; в третьих, уважаю сам себя, свой образ бессмертного богоподобного человека, призванного быть причастником божественного естества, едино с Господом, храм Духа Святого. Еще я невольно побуждаюсь почитать иконы потому, что вижу проявлявшуюся чрез них спасительную силу Божию для верных и карающую для неверных, как вижу и ощущаю эту же силу в образе креста Господня, который по чудодейственной силе, своей называется чудотворящим. По всем этим причинам иконы заменяют для меня самые лица, имена коих они носят. – Лики святых на наших иконах представляют нам близость по духу святых Божиих, которые все живы у Бога и во Святом Духе всегда близки к нам по сердечной нашей вере и молитве к ним. Ибо что может быть отдаленным для Духа Божия, вездесущего и вся исполняющего и сквозь проходящего все духи разумичные (одаренные разумом), чистые, тончайшие (Прем. 7, 23). Радость бывает пред Ангелы Божиими о едином грешнике кающемся (Лк. 15, 7, 10). Значит, не только Богу, но и Ангелам открыты расположения нашей души. Предстоя пред Тобою и пред страшными и святыми Ангелы Твоими, приношу лукавая моя и беззаконная деяния, являяй сия и обличаяй (Мол. 4 ко причащ.).

Если кто вас спросит, зачем вы молитесь иконам бездушным, какая вам от них польза? – скажите, что от икон наших мы несравненно больше получаем пользы, чем от самого доброго и благотворительного человека; скажите, что от икон приходит всегда благодатная сила и помощь душам вашим, избавляющая вас от грехов, скорбей и болезней, особенно же от икон Спаса и Богоматери; что одно сердечное с верою воззрение на них, как на живых и близ нас находящихся, спасает от лютых скорбей, страстей и мраков душевных, что если прикосновение к ризам Спасителя и платкам апостолов делало больных здоровыми, то тем более лики Спасителя и Богоматери сильны исцелить верующих от всякой скорби, по вере в Господа и Богоматерь.

Вы смотрите на икону Спасителя и видите, что Он взирает на вас пресветлейшими очами, – это взирание и есть образ того, что Он действительно взирает на вас яснейшими солнца очами Своими, слышит все ваши сердечные желания и вздохи. Образ – образ и есть, в чертах и знаках он представляет то, что неначертаемо и неозначаемо, а постижимо только верой. Верьте же, что Спаситель всегда на вас призирает и видит вас всех – со всеми вашими думами, скорбями, воздыханиями, со всеми вашими обстоятельствами, как на ладони. Се на руках Моих написах стены твоя, и предо Мною еси присно, говорит Господь. (Ис. 49, 16). Как много утешения, жизни в этих словах вседержавного Промыслителя! И так молитесь пред иконой Спасителя, как бы пред Ним Самим. Человеколюбец присущ ей благодатию Своею и очами, на ней написанными, точно взирает на вас: на всяком месте очи Его смотряют (Притч. 15, 3), значит, и на иконе, и слухом, на ней изображенным, слушает вас. Но помните, что очи Его – очи Божеские, и уши Его – уши Бога вездесущего.

Как ты видишь на иконе лицо Божией Матери, так Она Пречистая Матерь Недремлющего Ока (Господа), видит всю душу твою, все помышления, чувства, намерения, предприятия, все страсти, слабости, недостатки, конечно, и добродетели, все вздохи, слезы, все благоговение, слышит благодарение, славословие, все тайные и явные молитвы. Чудно видение Ее: ибо Она Матерь Всеведущего, и Вездесущего, создавшего сердца наши.

  О действиях, сопутствующих молитве  

Приношу Господу, Владычице или Ангелу и Святому свет вещественный, да свет благодатный, духовный, Владыка подаст мне молитвами их, да от тьмы греховной во свет познания Божьего и добродетели возведет меня; приношу огонь вещественный, да огнь благодати Духа Святого воззжет он в сердце моем и да огнь страстей истощит в сердце моем окаянном; приношу светильник с желанием, да и сам буду светильник горящий и светящий всем, иже в Храмине Церкви суть. Вот для чего и ставлю свечи перед иконами, вот что я помышляю, когда ставлю светильник в свещнице. Признаюсь, я ставлю свечи перед иконами с надеждою восприятия благ духовных от тех святых и всесвятых лиц, кои написаны на иконах, признаюсь в своем духовном корыстолюбии. Впрочем, таков закон взаимности – ожидать дара за дар: в нюже меру мерите, сказано, возмерится и вам (Матф. 7, 2). Я человек немощный, плотский, грешный, чем богат, тем и рад; не всегда будучи в состоянии принести моему

Господу или Пречистой Его Матери, или Ангелу Божию или святому горящее верою и любовью сердце, принесу по крайней мере, как человек плотский, вещественный, в дар небесам и дар вещественный – свещу горящую. Да призрит Владыка с небес на малый дар моего усердия и да подаст мне взаимно больше: Он един богат, я нищ и беден; Он в свете неприступном, я во тьме; я маловерен: да подаст мне дар веры; я нищ любовью: пусть обогатит мое сердце этим бесценным сокровищем небесным; я бессилен для всяческого добра: да подаст мне силу. – С моей стороны есть желание небесных благ, и есть вещественный залог; да подаст же мне великодаровитый Господь молитвами Пречистыя Матери Своея, Ангелов и святых Своих, вся яже ко спасению прошения.

Молясь, делайте все разумно. Когда подливаете масла в лампаду, тогда представляйте, что Жизнодавец каждый день и час, каждую минуту жизни вашей поддерживает вашу жизнь Духом Своим, и как бы ежедневно чрез сон в тесном, а чрез молитву и слово Божие в духовном отношении, вливает в вас елей жизни, которым горит ваша душа и тело. Когда ставите свечу пред иконою, вспомните, что жизнь ваша есть как бы горящая свеча: догорит и потухнет; или что иное заставляют ее гореть скорее, чем следует, страстями, многоядением, вином и другими удовольствиями.

Для жжения пред Господом во время молитвы не жалей свечи восковой: помни, что ты жжешь ее пред Живущим во свете неприступном и тебя от света Своего просвещающим. Твоя свечка, как бы жертва всесожжения Господу: да будет же она дар Богу от совершенного сердца. Да напоминает она тебе, что ты и сам должен быть светильником горящим и светящим. Он бе, сказано об Иоанне Предтече, светильник горя и светя (Иоан. 5, 35).

Изображая крестное знамение, веруй и постоянно помни, что на кресте твои грехи пригвождены. Когда падешь во грех, тотчас осуди себя искренно и делай на себе крестное знамение, говоря: Господи! грехи наши на кресте пригвоздивый, пригвозди ко кресту и настоящий мой грех и помилуй мя по велицей Твоей милости (Псл. 50, 3), – и твой грех очистится. Аминь.

Изображая на себе крестное знамение, мы полагаем тремя перстами верхний конец креста – на лбу – во образ Отца, Который есть несозданный разум; нижний – на чреве – во образ Сына, рожденного прежде всех век из чрева Отца, и поперечную часть на раменах или мышцах – во образ Духа Святого, Который есть мышца или сила Господня, или рука Господня, как сказано: мышца Господня кому открыся (Иоан. 12, 38. Ис. 53, 1) или: бысть на мне рука Господня (Иезек. 3, 22), т.е. Дух Святой. Еще образ и в человеке Святой Троицы: мыслящий ум – образ Бога Отца; сердце, в котором пребывает и изображает себя ум – образ Сына Божия, ипостасной Премудрости Божией; уста, чрез которые исходит то, что есть в мыслях и на сердце, суть образ Духа Святого. Дуну, и глагола им: приимите Дух Свят… (Иоанн. 20, 22). Когда от сердца исходят помышления злая, прелюбодеяния, хулы… (Мф. 15, 19), то это исходит гнездящийся в человеке злой дух… А когда благий человек от благаго сокровища сердца своего износит благое. (Лк. 6, 45), то это есть образ исхождения Святого Духа от Отца чрез Сына. Велик человек! Не напрасно сказано: Аз рех: бози есте, и сынове Вышняго вси (Пс. 81, 6). Аще оных рече богов, к ним же слово Божие бысть, и не может разоритися писание (то есть что сказано, то – сказано верно, непреложно), Его же Отец святи и посла в мир, вы глаголите, яко хулу глаголеши, зане рех: Сын Божий есмь (Иоанн. 10, 35, 36). О, достоинство! о, величие человеческое! не иначе смотри на человека особенно христианина, как на сына Божия, беседуй с ним, как с сыном Божиим по благодати во Христе Иисусе, Господе нашем.

Об умеренности в молитве  

Будь умерен во всех религиозных делах, ибо и добродетель в меру, соответственно силам, обстоятельствам времени, места, трудам предшествовавшим, есть благоразумие. Хорошо, например, молиться от чистого сердца, но коль скоро нет соответствия молитвы с силами (энергиею), различными обстоятельствами, местом и временем, с предшествовавшим трудом, то она уже будет не добродетель. Потому апостол Петр говорит: покажите в добродетели разум (то есть не увлекайтесь одним сердцем). в разуме же воздержание, в воздержании-терпение. (2 Петр. 1, 5, 6).

  О молитве Иисусовой  

Две силы, совершенно противоположные между собой, влияют на меня: сила добрая и сила злая, сила жизни и сила смертоносная. Как духовные силы, обе они, невидимы. Добрая сила, по свободной и искренней молитве моей, всегда прогоняет злую силу и сила злая сильна только злом, во мне скрывающимся. Чтобы не терпеть непрерывных стужений злого духа, надо постоянно иметь в сердце Иисусову молитву: Иисусе, Сыне Божий, помилуй мя! Против невидимого диавола- невидимый Бог, против крепкого – Крепчайший.

Имея Христа в сердце, бойся, как бы не потерять Его, а с Ним и покоя сердечного, горько начинать снова, усилия прилепиться к Нему снова по отпадении будут тяжки и многих стоить горьких слез. Держись всеми силами за Христа, приобретай Его, и не теряй святого дерзновения пред Ним.

Христос, введенный в сердце верою, восседает в нем миром и радостью. Не даром говорится о Боге: свят еси и во святых почиваеши.

Все мои беды происходят в невидимой моей мысли и в невидимом моем сердце, потому невидимый же нужен мне и Спаситель, ведущий сердца наша. О, крепость моя, Иисусе, Сыне Божий! О, свете ума моего! Мире, радосте, широта сердца моего – слава Тебе. Слава Тебе, Избавителю от невидимых врагов моих, ратующих ум и сердце мое и убивающих меня в самом источнике моей жизни, в самом чувствительном моем месте.

Мысленными очами сердца вижу я, как мысленно вдыхаю в сердце свое Христа, как Он входит в него, и вдруг упокоевает и услаждает его. О, да не пребуду я один, без Тебя, Жизнодавца моего! Худо мне без Тебя.

При молитве держись того правила, что лучше сказать пять слов от сердца, нежели тьмы слов языком. Когда замечаешь, что сердце твое хладно и молится неохотно, — остановись, согрей свое сердце каким-нибудь живым представлением, – например, своего окаянства, своей духовной бедности, нищеты и слепоты, или представлением великих ежеминутных благодеяний Божиих к тебе и к роду человеческому, особенно же к христианам, и потом молись не торопясь, с теплым чувством, если и не успеешь прочитать всех молитв ко времени, беды нет, а пользы от неспешной и теплой молитвы получишь несравненно больше, чем если бы ты прочитал все молитвы, но спешно, без сочувствия. Хощу пять словес умом глаголати, нежели тьмы словес языком. Но очень хорошо, разумеется было бы, если бы могли с должным сочувствием сказать на молитве и тьмы словес. Господь не оставляет трудящихся для Него и долго предстоящих Ему, в нюже меру они мерят, возмеревает и Он, и соответственно обилию истинных слов их молитвы, посылает в душу их обилие света, теплоты духовной, мира и радости. Хорошо продолжительно и непрестанно молиться, но не вси вмещают словесе сего, но имже дано есть: могий вместити, да вместит. Немогущим вмещать продолжительной молитвы лучше творить молитвы краткие, но с горячей душою.

Ты не можешь без благодатной помощи победить ни одной страсти, ни одного греха, – проси же всегда помощи у Христа Спасителя своего. Он для того и пришел в мир, для того пострадал, умер и воскрес, чтобы во всем помогать нам, чтобы спасать нас от греха и от насилия страстей, чтобы очищать грехи наши, чтобы подавать нам в Духе Святом силу к деланию добрых дел, чтобы просвещать нас, укреплять нас, умиротворять нас. Говоришь: как спастись, когда на каждом шагу грех стоит и на всякую минуту грешишь? На это ответ простой: на всяком шагу, на всякую минуту призывай Спасителя, помни о Спасителе и спасешься, и других спасешь.

Светло и тепло и покойно мне, когда я всецело обращаюсь душою моею к мысленному Солнцу, Солнцу Правды, Христу Богу моему. И растаивает лед сердца моего, отъемлется нечистота и тля его, исчезает мрак, отбегает смерть духовная, воцаряется жизнь небесная, ничто земное не занимает меня.

Когда ты молишься Богу, то ты не иначе представляй себе близость Его, как так, что ты ежеминутно дышишь Им, двигаешься, просвещаешься, успокаиваешься, утешаешься, и укрепляешься – словом живешь Им, по Писанию: о Нем бо живем и движемся и есмы. Даяй всем живот, и дыхание, и вся. Близ ти есть Бог (Глагол) во устех твоих, и в сердце твоем… Яко аще исповеси усты твоими Господа Иисуса и веруеши в Него в сердце твоем, спасешися.

Когда бываешь очень молод, или живешь жизнью мира грешного, тогда знаешь Христа Спасителя, и врага Божьего и человеческого, сатану всезлобного, только по одному имени, и думаешь, что Христос от тебя далеко – на небе, а диавол где-нибудь есть, только никак не близко и не около тебя, и хотя слышишь, что он зол, но думаешь, что злость его до тебя не касается, но когда будешь в летах зрелых и вступишь в жизнь подвижническую, когда будешь служить Богу чистою совестью, тогда испытаешь на сердце и благое иго Спасителя, и тяжелое несносное иго сатаны, который нещадно оскорбляет нас.

Когда молишься Господу, взирай сердечными очами внутрь себя, на душу свою; Господь там, в мыслях твоих и в движениях сердца твоего правых, как и вне тебя и на всяком месте. Близ тебя Он, во устах твоих и в сердце твоем, а не на небесах только, или в бездне.

Сердце наше ежедневно умирает духовною смертью. Теплая слезная молитва есть оживление его, начинающееся дыхание его. Если не молиться ежедневно с теплотою духовною, то легко скоро умереть духовно.

Когда покроет тебя тьма окаянного – сомнение, уныние, отчаяние, смущение, тогда призови только всем сердцем сладчайшее имя Иисуса Христа, в Нем ты все найдешь: и свет, и утверждение, и упование, и утешение, и покой найдешь в Нем самую благость, милость, щедроты, все это найдешь в одном имени заключенным, как бы в какой богатой сокровищнице.

ТРОИЦКАЯ КНИЖКА. О МОЛИТВЕ