Арзамасский Николаевский женский монастырь

↑ Grab this Headline Animator

История монастыря


Основан 1580 г.

  igum O        

снование Николаевского монастыря неразрывно связано с   воспоминанием об основателе его Феофилакте Яковлеве. Н. М. Щегольков сообщает, что «около 1580 г. один из жителей Арзамаса Феофилакт Яковлев, по своему усердию и на собственный счет построил деревянную церковь во имя Николая Чудотворца».  (1). Об этом свидетельствовала грамота царя Алексея Михайловича, данная 28 марта 1670 г. стольнику князю Леонтию Шайсупову и написанная на семи склеях со скрепом дьяка Ивана Степанова: «…как де тот Никольский девич монастырь построен тому лет с девяносто и больше…» (2).     (т. е. в 1580 г. или ранее—А. П.). В те времена священники обычно избирались прихожанами, а не назначались епархи­альным начальством, поэтому в настоятели, вероятно, по выбору прихожан, был посвящен сам храмоздатель. Вскоре известный уже нам игумен Спасского монастыря Сергий принес в дар этому храму резной образ святителя Николая, именуемого Можайским, и предло­жил Феофилакту обустроить при этом храме девичий монастырь. Идея создания женского монастыря, какового еще не было в городе, была поддержана Феофилактом. И он строит не­подалеку еще одну деревянную теплую церковь во имя Богоявления с приделом Св. Георгия Победоносца, с жилыми подклетами и деревянной папертью, а также колокольню и 30 от­дельно стоящих келий. Всю территорию огородили забором. Очевидно, благословение на учреждение монастыря было получено ранее, перед строительством всех этих сооружений.

       Подробно о местоположении Никольского женского монастыря сообщается в описи начала XVII века: «…в меньшом остроге (имеется в виду ограда монастыря, очевидно, состоящая из частокола бревен—А. П.), вышед из города от Настасейских ворот, и идучи к Кузнечным воротам, на правой стороне от городовыя стены десять сажен — девич монастырь; церковь Николая Чудотворца Можайского да придел Космы и Дамиана, да церковь теплая Богоявления Господня да великомученника Георгия…».(3)

plan

      plan2

plan3

       В первое время своего существования число монахинь в Николаевском монастыре не превышало 30 человек. В древних синодиках (поминальная книга—А. П.) были записаны имена первых настоятельниц обители. Игуменьи: Фотиния, Феврония, Агафья, Елена, Надежда и Мария.   Начало XVII века для Николаевского монастыря было тяжелым, он вместе со всей страной переживает жестокие голодные годы. Без хлеба вымирали целые деревни. Начались разбои и грабежи, появились  шайки воров и в окрестностях Арзамаса.

       Боярская дума во главе с царем Василием Шуйским уничтожает Лжедмитрия I, пытается спасти страну от гибели и развала. В том же 1606 году, с которого начал царствовать Шуйский, Николаевский монастырь получает в свое владение грамотой от царя Василия Шуйского водяную мельницу на реке Теше и участок луга для заготовки сена.

       Однако царскому правительству не удается сдерживать бурно развивающиеся события. Смута разрасталась, охватывая все новые территории страны. Арзамас оказывается в центре событий. Город осаждают и штурмуют: в 1607 году остатки разбитого под Тулой войска И. Болотникова, в 1608 году — тушинцы, в 1611 году — смоляне и т. д.

      Расположенную рядом с городской стеной женскую обитель это не могло не затрагивать и не влиять на ее жизнедеятельность.

Как пережил монастырь эти бурные годы — неизвестно, но, возможно, этими события­ми объясняется то странное обстоятельство, что монастырем первой половине XVII века управляли не игуменьи, а простые монахини.

         В 1612 году второе народное ополчение под руководством К. Минина и князя Д. М. Пожарского освобождает Москву от польско-литовских захватчиков. А в 1613 году, уже в бо­лее спокойной обстановке в стране, на соборе избирают на царство 16-летнего Михаила Фе­доровича Романова. На собор — собрание — от всех слоев населения были выбраны пять человек арзамасцев: игумен Спасского монастыря Иов, служилые дворяне Иван Путятин, Фе­дор Дементьев, Иван Нармацкий и Федор Чемезов.

        Молодой царь Михаил Федорович, опекуном которого являлся его отец — российский патриарх Филарет, был благосклонен к Арзамасу, в том числе и к Николаевскому монастырю. Своими грамотами 1614, 1615 и 1632 годов государь подтверждает прежнее право Николаев­ского монастыря на владение своими поместьями. Кроме того, он устанавливает хлебную и денежную ругу — государственную дотацию Николаевскому женскому монастырю.

       А в 1634 году в честь рождения сына учреждает вторую по счету в Арзамасе женскую обитель — Алексеевскую.

       В начале XVII века Арзамас, как и многие другие русские города, был застроен деревян­ными зданиями, а потому очень часто страдал от опустошительных пожаров. Так, в 1643 году сгорел Воскресенский собор в кремле. А в 1650 году в результате сильного пожара, произо­шедшего от молнии, огнем были уничтожены обе церкви, все кельи и ограда Николаевского женского монастыря, а также находящиеся рядом башни кремля и часть крепостной стены. Прекрасные деревянные храмы, древние иконы, резные иконостасы и многие церковные вещи — все это превратилось в пепел и прах. Куда разошлись бедные погорелицы — монахини Николаевского монастыря, неизвестно. Можно предположить, что их приютила под своей крышей Алексеевская обитель.

      И все же монахини Николаевского монастыря не разошлись врозь совсем.  Монастырь через некоторое время был возрожден, правда, не в прежних размерах. По мнению исследо­вателя истории Арзамаса Н. М. Щеголькова, в 1650 году была еще жива жена основателя Николаевской обители иерея Феофилакта старица Пелагея. Вместе с сыновьями, Григо­рием и Афанасием, построили на прежнем месте новую деревянную теплую церковь во имя Богоявления. Нелегко возрождалась обитель — этот храм был единственным около 30 лет. Вторую церковь, очевидно памятуя о пожаре, решили построить из камня. Соборный холодный каменный храм во имя Николая Чудотворца начали строить спустя несколько лет, но возводился он очень медленно и был освящен лишь в 1683 году. Тому есть объяснение, если посмотреть на общероссийскую историю.

      В 1652 году на патриарший престол взошел нижегородец Никита Минов, седьмой пат­риарх Никон. Одна из наиболее ярких и трагичных фигур в Русской Православной церкви. Фанатично упрямый и властолюбивый, подчинив своему влиянию царя и светскую власть, патриарх приступил к реформе церкви. Им был издан указ об отмене двуперстия — чтобы все «тремя перстами крестились». Никон созвал собор для «исправления» целого ряда русских традиций и богослужебных книг.

     Церковные реформы архипастыря вызвали раскол в Русской церкви, народ разделился на две части. Меры, направленные на «вразумление и обращение» последователей старой веры на «путь истины»,стали применяться сразу же после оглашения решения Собора 1666— 1667 годов.

      Первый период (1667—1699 годы) отличался строгостью и жестокостью. Пасторские увещевания, словесные и письменные обличения, телесные и духовные наказания — все эти способы воздействия на «раскольников» то чередовались во времени, то использовались од­новременно. Метод убеждения посредством письменного и устного слова был более прили­чен пастырям церкви, но на деле им очень мало пользовались. Противораскольнические со­чинения того времени отличались резкостью, бранью и пренебрежительным тоном: старооб­рядцы в них изображались не иначе, как невежды — с которыми не стоит вести речи, как еретики — заслуживающие одной только анафемы, как злодеи — достойные суда и казни. (4).

     Яркие тому примеры — изданные в 1667 году «Жезл правления» и «Цвет духовный» (1682 г.). Другой способ воздействия на «раскольников» — посредством суда, наказания и пыток — был в большом употреблении и развитии в этот период. По царским указам 1666—1667 годов еретики должны были подвергнуться «царским сиречь казнениям по градским законам». Ро­зыск еретиков и совершение городского суда были поручены воеводам. (5).

        Сильнейший духовный перелом в России и его последствия не могли не сказаться на развитии Арзамасского Николаевского монастыря. Потому-то так медленно восстанавлива­лись храмы обители.

       А в конце 70-х годов XVII века — новое трагическое испытание. Народное восстание, вспыхнувшее в казачьих станицах Нижней Волги под руководством С. Разина, переросло в большой пожар на Среднем Поволжье. Бунтовали многие города и селения Нижегородского края. Город Арзамас опять оказался в центре бурных событий и становится штабом каратель­но-усмирительных войск под руководством князя Ю. Долгорукого. В 1670 году народное дви­жение против царского правительства Алексея Михайловича Романова в основном было по­давлено, и Арзамас превращается в «плаху России».

     В город из разных мест свозились тысячи крестьян для суда и расправы. «Страшно было смотреть на Арзамас: его предместья казались совершенным адом; повсюду стояли виселицы и на каждой висело по 40 и 50 трупов, там валялись разбросанные головы и дымились свежей кровью; здесь торчали колья, на которых мучались преступники и часто были живы по три дня, испытывая неописанные страдания. В продолжение трех месяцев в Арзамасе казнили одиннадцать тысяч крестьян, их осуждали не иначе, как соблюдая обряды правосудия и выслушав свидетелей…». (6).

       Так описывал эти собы­тия очевидец-иностранец.

      Среди повстанцев предводительницей большого отряда была монахиня Арзамасского Николаевского монастыря. Вот что говорится об этом в голландских и немецких исследова­ниях тех событий: «…Среди прочих пленных была приведена к князю Юрию Долгорукому мо­нахиня в мужском платье, надетом поверх монашеского одеяния. Монахиня та имела под ко­мандой своей семь тысяч человек и сражалась храбро, покуда не была взята в плен. Она не дрогнула и ничем не выказала страха, когда услыхала приговор: быть сожженной заживо… Прежде чем ей умереть, она пожелала, чтоб сыскалось поболее людей, которые поступили бы, как им пристало, и бились так же храбро, как она, тогда, наверное, поворотил бы князь Юрий вспять… Она спокойно легла в сруб — маленькое деревянное сооружение с четырьмя отверстиями и открытым верхом… Перед смертью она перекрестилась на русский лад: сперва лоб, потом грудь, спокойно взошла на костер и была сожжена в пепел…».  (7).

       В своих донесениях царю князь Долгорукий сообщает об этом: «…А вор старица в рас­спросе и с пытки сказалась Аленою зовут, родиною де, государь, она города Арзамаса, Выезд­ные слободы крестьянская дочь, и была замужем тое ж слободы за крестьянином; и как де муж  её умер, и она постриглась. И была во многих местах на воровстве и людей портила. А в нынешнем де, государь, во 179 году, пришед она из Арзамаса в Темников, и збирала с собою на воровство многих людей и с ними воровала, и стояла в Темникове на воевецком дворе с ата­маном с Федькою Сидоровым и его учила ведовству. И мы холопи твои,… вора старицу за ее воровство и с нею воровские письма и коренья велели зжечь в струбе…». (8).

        К сожалению, в архивных источниках крайне скудны сведения об этой яркой и удиви­тельной личности — Алене Арзамасской, монахине Марфе Арзамасского Николаевского мо­настыря. Не ясным остается то, что же заставило ее покинуть стены обители и взяться за оружие, пойти против помазанника Божия, законного царя. Однако, надо полагать, причины должны были быть весомые и тесно связанные с церковным расколом.

        Далее, после 1670 года, наступили более спокойные времена. Наблюдается быстрый рост строительства и торговли. В 1683 году достроен и освящен первый в обители храм во имя Святителя Николая Чудотворца. Численность Николаевского монастыря с 30-ти человек при Алексее Михайловиче увеличилась и в 1716 году составляла уже более 80 монахинь.

       В конце XVII века в городе произошли большие перестройки. Так, между 1689 и 1701 годом, за 12 лет, была перестроена южная часть кремля. Прясла стен в этом месте прошли не с северной, а с южной стороны территории Николаевского монастыря, о чем свидетельству­ют документы того времени (1689 г.): «…местоположение монастыря на меньшем остроге, в 10 саженях от городской стены, между Настасьинскими и Кузнечными воротами…», и 1701 год: «…в монастырь девичь, что внутри града…». Таким образом, женская обитель, очевидно по настоятельному требованию и просьбам сестер и с высшего позволения, была окружена крепкими стенами городского кремля и находилась внутри города.  (см. план ниже, Ил. 2).

«Арзамасские монастыри»  /А.С. Петряшин/ plan4

      С 1719 по 1749 год обителью более 30 лет управляла игуменья Мария, прозванная Грузинкой,  очевидно повлияла на это ее национальность. В 1726 году Арзамас сильно пост­радал от жестокого пожара. Монастырь вторично был превращен в пепел. Вероятнее всего, тогда же сгорела и Арзамасская крепость, о которой после сего времени уже нигде не упоми­нается. И вновь всем городом стали восстанавливать монастырь. На месте сгоревшей дере­вянной ограды с трех сторон была возведена каменная, а с четвертой — деревянная. Всей длины ограды, с четырьмя каменными башнями по углам, было более 242 метров. Вдоль за­падной стены обители построен был первый каменный двухэтажный корпус с открытой га­лереей для перехода в Николаевскую церковь.  Ил.15

plan5

       В 1738 году восстановили каменную Никольс­кую церковь, а над западной папертью возвели трехъярусную каменную же колокольню. В 1740 году была построена теплая деревянная церковь во имя Богоявления. Ил.15

        В 1757 году в Арзамас из Санкт-Петербурга прибыл подвижник монашеской жизни иеро­монах Федор Ушаков в сопровождении своих учеников и учениц. Направлявшийся в Саровс­кий монастырь. О. Федор, пожив некоторое время в Арзамасе, оставил своих немногочислен­ных учениц в Николаевском монастыре, а сам с учениками отправился в Саров.

       В 1764 году, в результате церковных реформ Екатерины II, были закрыты многие монас­тыри, а у оставшихся были отобраны их владения. Среди прочих былупразднен и Арзамас­ский Алексеевский монастырь, часть его монахинь была перемещена в Николаевский, сам же Николаевский монастырь был причислен к третьему классу. Поскольку в те времена вотчин у Николаевской обители не было, то и потеряла она немного: мельницу на р. Теше да покосы, пожалованные еще Василием Шуйским.

        Первыми игуменьями после введения штатов в 1764 году были: Надежда, Мария и Евграфа. В 1883 году приобретено было место на северо-западном углу Соборной площади и Стрелецкой улицы, там, где стояли сгоревшие дома монастырских протоиереев Иоанна Покровского (архимандрита Иоакима) и Аврамия Некрасова.

      На этом месте построен двухэтажный каменный дом, в нижний этаж которого была переведена из монастыря просфорня, а в порхнем этаже устроено помещение для почетных гостей Николаевского монастыря. В следующем 1884 году по желанию арзамасских граждан рядом с этим домом на средства благотворителей была построена часовня.      Ил. 7.plan6

В 1885 году по просьбе игуменьи Паисии была прислана с Афона из русского Пантелеймонова монастыра на благословение жителям г. Арзамаса и Николаевскому монастырю Иверская икона Божией Матери. В монастыре она была украшена серебро-позлащенной ризою, шитой золотом и драгоценными камнями. Ежегодно, в день принесения иконы, 3 ноября совершается в обители празднество иконы Иверской Божией Матери с чтением на всенощной акафиста.

        В 1886 году 5 апреля на 81 году жизни скончался протоиерей о. Аврамий Георгиевич Некрасов. Тело его погребено близ Николаевской церкви с северной стороны. На могиле поставили белый мраморный памятник. В первые годы своей службы в Николаевском монастыре он познакомился с великим подвижником о. Серафимом Саровским, который по-отечески наставлял его и предсказал, что он будет наставником и увещевателем старообрядцев, затем благочинным и много обид претерпит от недостойных диаконов. Все это в свое время сбылось. О. Аврамиймного путешествовал: был на Афоне, в Киево-Печерской лавре, Свято-Троицкой-Сергиевой и Александро-Невской лаврах и во многих других знаменитых монастырях. В 1898 году Николаевский соборный храм монастыря был заново расписан. Летом этого же года преосвященный Владимир II, посетив обитель, осмотрел проводившиеся в храме живописные работы.

              В 1878 году в алтаре церкви были переделаны арки, сломаны стены, устроена новая глава, которая была покрашена в синий цвет и украшена позолоченными звездами и под­зором. Высокая четырехъярусная колокольня была заново побелена, и ее главу покрасили в ярко-синий цвет.

           После пожара 1650 года возвели новую тёплую деревянную Богоявленскую церковь, которая т была единственной в обители почти 30 лет.

          В 1740 году на месте этой церкви был построен новый деревянный храм, но уже без придела (третий по счёту). Должно быть, по скудости средств здание церкви было выстроено небольшим и не особенно прочным, так как уже в 1770 году его разобрали и здесь же начали строить каменную церковь. Окончили строительство в 1777 году и освятили во имя Богоявления. Это здание (четвёртое по счёту) просуществовало до 1811 года.

plan7

Ил.8 Богоявленский храм

 

В 1813 году на прежнем месте построено было новое(пятое) здание  Ил.8  Богоявленской церкви, которое существует до сих пор. Тогда же в нём были устроены приделы: правый – во имя Боголюбской иконы Божией Матери и левый — Всех Святых, внизу — больничная церковь Божией Матери Всех Скорбящих Радости. К сожалению, не сохранились чертежи предыдущих храмов, а также имена их строителей, однако по последнему облику здания можно сделать некоторые определения. Здание Богоявленской церкви относится к тому редкому типу крестовокупольных храмов, которые нечасто встречаются в средней полосе России. Постепенно вырастающее от основания: сначала высокий цоколь, потом первый парадный этаж, далее поднимаются стены среднего объема. Все здание его центральной вертикальной оси оживляется средней — мезонинной частью, которую завершает барабан, покрытый фасонным куполом и крестом на изящной шейке.  Плоскости стен декорированы спаренными колоннами, поясками и круглыми окнами. Входы в обитель были оформлены одностилевыми со зданием воротами, ритм которых, в свою очередь, слева поддерживала аркада торговых рядов.

      Образ Богоявленской церкви и других построек Никольского монастыря, ладно со­четаясь с окружающими Соборную площадь другими зданиями, на фоне затешинских далей и высокого, постоянно меняющегося неба, и создали тот своеобразный архитектур­ный ансамбль арзамасской Соборной площади.

     В 1913 году монастырь был вполне благоустроен. Здания его и постройки были покра­шены и чисто выбелены, аккуратные дорожки и клумбы с цветами радовали глаз. Внутреннее пространство храмов со старинными резными иконостасами и многочисленными иконами, ценными церковными вещами были плодами трудов и гордостью монахинь, число которых достигло 325 человек. Сестры ни в чем, необходимом для иноческой жизни, не нуждались и могли спокойно заботиться о своем духовном спасении. Не имея богатых и постоянных жер­твователей, они жили в основном своим трудом, работая на земельных угодьях, принадлежа­щих монастырю; в монастырской иконописной мастерской; шили церковные облачения, ис­кусно украшая их золотой вышивкой; изготовляли обувь, вязали ботинки, чулки и пуховые платки, стегали одеяла и т. д.

       Монастырь был украшением всего города. Пластика архитектурных форм его зданий, ярко-синие главки храмов с золочеными звездами и крестами восхищали гостей города и были гордостью арзамасцев. Голос колоколов Николаевского монастыря, вплетаясь в гармонию звука еще почти 200 арзамасских колоколов, создавал удивительное чувство праздника или печали, благотворно действуя на духовное и физическое здоровье людей.

     Не раз Арзамас переживал жестокие пожары, которые уничтожали половину города, однако город возрождался вновь, еще краше и лучше. Но случился пожар пострашнее всех – пожар революции, который «выжег» в умах и душах людей многовековую память предков, и люди сами превратили свои храмы в развалины и пепел.

     Но всё-таки сохранились «живые зёрна» духовности, не запустело намоленное место. В настоящее время трудно и медленно, но возрождается Арзамасский Николаевский женский общежительный монастырь. Упорным трудом монахинь Николаевского монастыря благоустроена Богоявленская церковь, восстановлен из руин главный соборный храм и колокольня. Засверкали золотые звёзды на синих главках монастыря.

    Бог вам в помощь и забота Николая Чудотворца!

     Источники:

  ________________________________________________________________________

     1) Щегольков Н.М. Николаевский монастырь. История его и описание. 1913 г. С. 17.

     2) Там же. С.20.

     3)  Филатов. Н.Ф. Арзамас в XVII веке. Очерк истории. Арзамас. АГПИ. 1999 г. С.11.

     4) Кауркин Р.В. Старообрядчество. Светское и церковное законодательство XVII – XVIII веков. Арзамас. АГПИ. 2001 г. С.7.

      5) Там же.

      6) Щегольков Н.М. Исторические сведения о городе Арзамасе. Арзамас. 1911 г. С. 41.

      7) Еремеев П.В. Арзамас – городок. Арзамас.1998 г. С. 66.

      8) Там же.