Арзамасский Николаевский женский монастырь

↑ Grab this Headline Animator

04.02.2018г. Церковь празднует Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

04.02.2018г. Церковь празднует Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской


01-05022018

Тропарь, глас 4

Днесь радостно ликует Церковь Русская,/ прославляющи новомученики и исповедники своя:/ святители и иереи,/ царственныя страстотерпцы,/ благоверныя князи и княгини,/ преподобныя мужи и жены/ и вся православныя христианы,/ во дни гонения безбожнаго/ жизнь свою за веру во Христа положившия/ и кровьми истину соблюдшия./ Тех предстательством, долготерпеливе Господи,/ страну нашу в Православии сохрани// до скончания века.

Кондак, глас 3

Днесь новомученицы Российстии/ в ризах белых предстоят Агнцу Божию/ и со Ангелы песнь победную воспевают Богу:/ благословение, и слава, и премудрость,/ и хвала, и честь,/ и сила, и крепость/ нашему Богу// во веки веков. Аминь.

Величание

Величаем вас,/ святии новомученицы и исповедницы Российстии,/ и чтим честная страдания ваша,/ яже за Христа/ претерпели есте.

Молитва

О, святии новомученицы и исповедницы Российстии: святителие и пастырие Церкве Христовы, царственнии страстотерпцы, благовернии князие и княгини, доблии воини, монаси и мирстии, благочестивии мужие и жены, во всяцем возрасте и сословии за Христа пострадавшии, верность Ему даже до смерти свидетельствовавшии и венец жизни от Него приявшии!

Вы во дни гонения лютаго, землю нашу от безбожных постигшаго, на судищах, в заточениих и пропастех земных, в горьких работах и всяких скорбных обстояниих образ терпения и непостыднаго упования мужественне явили есте. Ныне же, в раи сладости наслаждающеся, пред Престолом Божиим во славе предстоите и присно хвалу и ходатайство со Ангелы и всеми святыми Триединому Богу возносите.

Сего ради мы, недостойнии, молим вас, святии сродницы наши: не забудите земнаго отечества вашего, грехом каинова братоубийства, поруганием святынь, безбожием и нашими беззаконии отягченнаго. Умолите Господа Сил, да утвердит Церковь Свою непоколебиму в мире сем многомятежнем и лукавом; да возродит в земли нашей дух братолюбия и мира; да паки будем мы царское священие, род Божий, избранный и святый, присно с вами славящий Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

01-05022018

Проповедь протоиерея Валериана Кречетова

Сила веры и любви

Собор новомучеников и исповедников Российских

Протоиерей Валериан Кречетов служит настоятелем храма Покрова Пресвятой Богородицы села Акулово Одинцовского района Московской области (07.02.1993)

Сегодня празднуется память всех Российских Новомучеников и Исповедников. Святейший Патриарх Алексий II и Священный Синод Русской Православной Церкви постановили праздновать собор Российских Новомучеников в ближайшее воскресенье после тоже недавно установленного дня памяти одного из первых мучеников среди Новомучеников, митрополита Киевского и Галицкого Владимира. Его житие свидетельствует, что он благословил тех, кто его расстреливал, и просил у Бога, как и первомученик архидиакон Стефан, чтобы Господь не поставил им это во грех.

Наш храм сподобился особой милости Божией. У нас перед алтарем, в церковной ограде, покоятся мощи тех самых исповедников, память которых сегодня мы празднуем. Это митрополит Нафанаил, который многие годы был в заключении, в гонении, скрывался до самой своей праведной кончины, погребен сначала в селе Федоскине, потом перенесены были его мощи уже после войны сюда, в Отрадное. Они нетленны. Рядом с ним покоится праведный Сергий и еп. Стефан.

Епископ Стефан в молодости был врачом невропатологом. Он — духовный сын о. Сергия Мечева, был в близком духовном общении со старцем преп. Нектарием Оптинским. Отсидел 8 или 10 лет в лагерях и ему грозил еще десятилетний срок за то, что как врач он старался облегчить участь заключенных, неправедно осужденных, которых в то время было множество, особенно священнослужителей. По совету медсестры, которая видела все его добрые дела, сочувствовала ему, он в молитве обратился за помощью к блаженной Матренушке. Имея возможность, как врач, выходить за зону, он трижды прокричал в лесу: «Матренушка! Помоги мне, я в беде!» И был освобожден. После того, как освободился, — он не домой поехал, а поехал поблагодарить Матренушку. И когда зашел в дом, который указали ему, — то, поскольку она, больная, лежала в ящичке и некого было спросить, где она, он сказал: «Здравствуйте!» И услышал голос «Здравствуй, раб Божий Сергий!» Он в миру был Сергей Алексеевич Никитин. «Откуда ты, — говорит он, — меня знаешь?» — «Да ты ведь, — отвечает она, — меня кликал, звал. Я и услышала».

Рядом с этими угодниками Божиими покоится и о. Дорофей, архимандрит Данилова монастыря. Он был в заключении 8 или 10 лет, а потом, когда освободился. 10 лет жил в сарае. И в холодное время приходили коты, вокруг него ложились и грели его. Это факт, я сам это видел, Господь сподобил меня бывать у него.

Здесь же, возле нашего храма, похоронен и о. Евфросин. Он 10 лет отбыл на Колыме. Когда срок окончился, его вызвали и сказали: «Подпиши еще 10 лет». Куда деваться — Колыма! Он подписал. Господь как бы испытывал его решимость. Неожиданно приехала комиссия, стали проверять списки заключенных и говорят: «Да ведь этот срок-то закончился». И он был освобожден. Заключенные собрали ему пожитки, какой-то чемоданчик, он сел на последний пароход, приплыл во Владивосток, и началась война. Если бы его тогда не освободили, он бы не выжил, во время войны там все погибли. И потом о. Евфросин еще скитался, было время, когда он каждую ночь ночевал в разных местах, потому что за ним по пятам ходили, хотели снова арестовать. Но иеросхимонах Иннокентий, он похоронен в с. Алексеевском, духовный отец о. Евфросина, которого он посещал, сказал ему. «Не бойся. Господь тебя сохранит, только ты не оставляй меня».

У о. Евфросина, как он мне лично рассказывал, было такое состояние, когда он не выдержал издевательств и решил бежать. Это решение было совершенно безумное, потому что куда бежать, если вокруг несколько тысяч километров тайги, да зимой еще. Просто на смерть. Но он ушел в тайгу, и шел, и терял силы уже, ел клюкву, какие-то еще ягоды, орехи. А потом, не знал куда идет — карты не было, — в конце концов вышел на трассу. Там его подобрали и привезли опять в лагерь. И когда его привезли, начальство пришло в ярость, и решили еще продолжить издевательства. Его 3 недели держали на морозе и через день хлеб и воду давали. И он остался жив. В то время, как апостол Павел говорил, умереть для него было бы только облегчением. Но он молился: «Господи! Сохрани меня, не ради меня, а ради славы имени Твоего». И Господь оставил его в живых. Начальник лагеря говорил: «Не может быть, чтобы он остался жив». Конец этого начальника лагеря, мучителя, был страшен. Его вскоре назначили начальником другого лагеря. Жестокость этого человека была известна, и там заключенные разорвали его на части. Так еще здесь, на земле, Господь покарал мучителя.

Когда о. Евфросина после трех недель пыток на морозе бросили умирать, его выкормили уголовники. А кормить его не полагалось, потому что он не мог выработать норму. Уголовники его брали с собой, выполняли за него норму и кормили его за своим столом.

Уже после войны один врач, который посещал отца Евфросина, удивлялся его ощущениям. Он сказал: «Что с Вами сделали? У Вас проморожена нервная система». О. Евфросин в то время лежал в шерстяных носках, в валенках, и под ногами у него еще подушечка была, потому что он чувствовал холод от пола. Сзади у него тоже была подставочка и подушечка, когда он сидел, потому что от деревянной стены он тоже чувствовал холод.

Среди тех, кто стал исповедниками, были люди, которые по своей слепоте временной, иногда и потому, что поверили лжи, пошли даже против Церкви или отошли от Церкви. Но в лагерях многие пришли к вере. Отцу Евфросину (он в миру был Василий Адрианович) многие там говорили: «Василий Адрианович! Если бы мы все были такие, как ты, мы бы здесь не сидели». Всех поражала твердость, с которой он в лютых обстоятельствах исповедовал свою веру.

Об этом мы слышали в сегодняшнем апостольском чтении: «Ни теснота, ни смерть, ни гонения, ни глубина, ни высота — ничто не может отлучить нас от любви Божией».

Все мы знаем и могилку о. Сергия, бывшего настоятеля нашего храма. Он стал священником только в 1946 г., уже после войны, хотя окончил семинарию в 1911 г. Он говорил: «Не рукоположили меня тогда, я вот потерял венец». И с таким сожалением говорил. Но Господь его сохранил для другого. Он Владыку Нафанаила посещал. Если бы узнали, заключение ему бы тоже грозило за общение с еп. Нафанаилом, который тогда скрывался, и с еп. Арсением — последним настоятелем Чудова монастыря, и игуменьей Фамарью, которая о них заботилась, и с о. Дорофеем, которого по милости Божией и я посещал вместе с о.Сергием.

Не только священнослужители претерпели гонения в те годы. Когда я работал на Урале, был знаком с Галиной Александровной, уже пожилой тогда женщиной, муж которой был царским офицером. Он давал присягу на верность царю перед крестом и Евангелием и не мог изменить ему, пойти служить другой власти. Но солдаты его любили и защищали его. Но его постепенно отделили от своих солдат и в другое место перевели. А у него было шестеро детей. И вот повезли его в ссылку на санях, а она, жена офицерская, с кучей детишек за ним. И молила только, чтобы Господь, зная, как трудно детям в тех обстоятельствах, — все последнее у них отняли, — чтобы Господь хоть одного ребенка ей оставил. И она похоронила в дороге пятерых детей. Мужа ее в числе прочих офицеров в Сибири расстреляли. Они при этом пели: «Христос воскресе…» и говорили своим палачам: «Да простит вас Господь».

Эта Галина Александровна, которую я знал, была человек необычайной доброты. И дочка, которую ей Господь оставил, тоже была очень добрым человеком. И зять слушался беспрекословно свою тещу. Настолько Господь любовь сохранил у них в семье, что там все дети все время спрашивали: «Как бабушка? Как бабушка?»

Все мученики и исповедники Российские имели великую силу любви. Отец Алексей Мечев — он сам это чувствовал, а сказал об ап. Иоанне Богослове, что тот один из всех апостолов не был умерщвлен, потому что Господь дал ему такую силу любви, что она растворяла злобу мучителей, и никто не решился его убить. А об отце Алексее Мечеве рассказывали, что однажды его вызвали на Лубянку (личность-то известная, и они понимали, что он не простой человек) и говорят: «Вы старенький уже, а Церковь умирает. Все, уже нет никого. Ну, Вы там еще немного поисцеляете, и все…» А он так улыбнулся и говорит: «Что вы! Церковь живет благодатью Божией. Ведь знаете, кто на мое место встанет? Да вот вы и встанете. Господь коснется вашего сердца, и вы придете ко мне, а я вас буду рекомендовать Святейшему Тихону, и он вас рукоположит. Вот и будет продолжение». Они постарались отпустить его скорее. Как бы испугались, что вдруг «коснется», и они сейчас прямо с Лубянки побегут в Донской монастырь к Патриарху Тихону. А это, если будет воля Божия, вполне возможно. Потому что благодать Божия все может совершить.

Один раб Божий, который тоже был в заключении, он и сейчас жив, рассказывал, как у него спрашивали на допросах: «Вы что против Советской власти?» Он говорит: «Нет, что Вы. Вся власть от Бога». — «А как Вы считаете, мы построим новое общество?» Он говорит: «Это бесполезная работа». — «Это почему же?» — «Да потому, что такой эксперимент был уже у первых христиан. У них было все общее. Но долго они так не продержались. Одни искренне все отдавали, а Анания с Сапфирой утаили. Так и у вас будет. Никуда не денешься. Но там-то какие были люди! Уж тем более у вас ничего не получится». И ничего ответить ему не смогли. Господь сказал, и то истина: «Я дам вам уста и премудрость, которой не смогут противиться все противляющиеся вам». И дал Господь мудрость такую мученикам и исповедникам Своим. Известно, что, когда был процесс над священномучеником митр. Вениамином, был разыгран спектакль судебный. Там были и защитник, и обвинители, и свидетели, все, как подобает, как у Спасителя пред судом Синедриона. Все это было. Потом было и последнее слово обвиняемого. Он встал и сказал очень кратко: «Я выслушал все ваши речи. Я понял: здесь все разделяется за Христа и против Христа… Я за Христа и готов принять любой ваш приговор». И принял мученический венец. Он был митрополит и имел огромный духовный опыт.

Но есть такой рассказ, как безбожники решили поиздеваться над одним ребенком. И устроили спектакль: «Суд над Христом». И роль Христа дали верующему мальчику, а все остальные были его обвинители, ни одного защитника не было. Разыграли спектакль, мальчику этому дали какую-то роль, что-то он должен был сказать очень коротко. А потом ему дали последнее слово. И этот мальчик стал говорить так, что весь зал замер. И говорил он с той силой любви, сострадания, которая была у мучеников, у исповедников: «Вы смеетесь надо мною, а мне вас жалко. Ведь вы собственно несчастные люди. Вы не знаете, что такое молитва. Вы не знаете, что такое благодать Божия». Взрослые кричали: «Пусть замолчит». Дети кричали: «Пусть говорит!». Он немного говорил. По ходу спектакля нужно было суду удалиться для вынесения Приговора. Детишки удалились одни в комнату для совещания. Потом вышли и сказали: «Невиновен».

Все наши новомученики российские, как и мученики первых веков христианства, — это пример высшей чистоты, высшей любви и святости. Любовь это дар Божий. Об этой любви говорится в Евангелии, которое читается мученикам: «Сие заповедую вам: да любите друг друга. Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел. Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир» (Ин. 15. 17-19). Эти слова и поныне исполняются. И поэтому мы должны прежде всего стремиться стяжать любовь. Тогда все выдержишь. А стяжать любовь мы можем, только если постараемся терпеть немощи друг друга: «Тяготы друг друга носите и тако исполните закон Христов».

Наша задача — в том окружении, в которое мы поставлены Промыслом Божиим, стараться сохранить любовь, потому что это тот фундамент, который дает возможность человеку устоять и в более сложных испытаниях, в страданиях, особенно за веру. Не думайте, что человек, раздражающийся на ближнего, не могущий потерпеть немощи его, будет говорить своему убийце или мучителю: «Да простит тебе Господь!» Человек, не терпящий ближнего, не сможет перенести страданий. Какое-то время он, может быть, сможет продержаться на гордыне, но недолго. Это как дом на песке.

Празднуя день памяти новомучеников и исповедников Российских, прославляя их подвиги, их страдания, их труды, укрепляемые и напутствуемые их добротою и любовью, постараемся хоть в чем-то быть подобными им: в любви к ближнему, в терпении того, что приходиться в жизни терпеть по Промыслу Божиему. Для святых — великие труды, подвиги, страдания и венцы. Для нас, грешных, слабых духом, телом, — некие трудности. Но и они, как говорил прп. Серафим, «если ради Бога без ропота претерпеваются, вменяются человеку как страдания ради Христа». Потому что, как сказал новомученик митр. Вениамин, все наши жизненные спектакли разыгрываются по одному сценарию: за Христа или против Христа. В каждом малом деле (великие дела не для нас) надо стараться поступать так, чтобы можно было с чистой совестью ответить, как митр. Вениамин: «Я за Христа». А для этого необходимо трезвение, постоянное внимание, контроль над своей душой и мыслями.

Великий полководец и христианин А. В. Суворов говорил: «Если победишь себя, то будешь воистину непобедим». Верный в малом и во многом верен, а неверный в малом и во многом неверен будет. Помолимся новомученикам Российским, чтобы Господь их молитвами укрепил нас быть верными хотя бы в малом, чтобы нам вместе с ними наследовать жизнь вечную. Аминь.